ДЕГУСТА.РU

Александр Чанцев ‖ Дачный рассказ

Часы отсчитывают минуты, как слезы на сдачу времени. Ангелы семнадцати наречий знают твой личный язык. Тот, на котором говорил ты один в детстве, и мир отвечал. Поэтому они курлыкают, и их сравнивают с голубями.

Елена Долгопят ‖ Старухи

Запах кофе и гул кофемашины сбивают с толку. Если закрыть глаза и сосредоточиться только на этом запахе и этом звуке, то можно представить, что ты в кафе. Можно выбрать любой город.

Алиса Рахматова ‖ Луиза и Пустота

Успокоенное, отчётливое, явное существование вывернулось из её рук как непослушная кошка. Откуда-то из частной, закрытой коллекции вызволили позднюю работу Художника, и после каких-то там споров было решено отправить её в музей Луизы.

Надежда Антонова ‖ Изоляция

Позвонили в дверь. Открыла Люба не сразу, потому что звук своего дверного звонка слышала впервые. Гости обычно приходили вместе с ней, с соседями она не общалась. Папина вишнёвка отодвинула её страхи в дальний угол, поэтому Люба не посмотрела в глазок и даже не спросила: «Кто?»

Андрей Ломовцев ‖ В плену

И только спустя несколько лет, когда поставил на лыжи дочь в подмосковных Сорочанах, немного пришел в себя на пологих спусках, поймал ощущение былого кайфа и вернулся к любимому сноуборду. Но с трассы не уходил теперь ни на метр.

Александр Пономарев ‖ Сон в руку

Дело происходило в барском имении за утренней трапезой. Большов был в тапочках на босу ногу, в атласном халате и бумажном колпаке. На столе подле него стояла крынка с квасом, источали ароматы солёные огурцы и лещинные орехи в меду…

Ольга Фатеева ‖ Картины из голой жизни

Можно было бы предположить, что бессмертие мучительно, как болезнь, но в голом мире осознание мучительности, как и простой радости, размыто, рассредоточено в вечных облаках и тумане. И лишь единицы, последние, ещё стареют.

Выбор #дегустатора ¦ Из романа Сергея Соловьева «Улыбка Шакти»

Фрагмент романа «Улыбка Шакти» Сергея Соловьева, который вы прочтете сейчас, побудит читать всё. Роман, туристические карты Индии, камасутру, упанишады… Но вернетесь вновь к роману.

Алена Бабанская ‖ Луч вырвался, сверкает

  *** Что-то ночью стеклянное билось. Это даже не горе, а милость. Как морские валы поднимались, Это даже не милость, а малость. Клали пальмы поклоны земные, Пели жалобно петли дверные, И барашки по волнам скакали, Верещали, как девы в Ла Скале. А как раннее утро случилось, Это вовсе не малость, а милость: Ни одно деревцо не сломилось. Всюду штиль и покой и услада — Ни

Ольга Фатеева ‖ Картины из голой жизни

Можно было бы предположить, что бессмертие мучительно, как болезнь, но в голом мире осознание мучительности, как и простой радости, размыто, рассредоточено в вечных облаках и тумане. И лишь единицы, последние, ещё стареют.