Ruslan Komadej

Руслан Комадей ‖ Выше объятий

 

НА ПОСЛЕДНЮЮ СМЕРТЬ

Этот текст написан ещё неделю назад,
когда только подумал: а вдруг и предмет разговора умрет.

Так и произошло.
Все выдыхается, гниёт и тает,
даже смерть,
которая была нам надеждой и могла быть опорой,
стала смехотворной.

Теперь нечего хоронить:
бросаешь в яму землицу и  — руки в грязи,
плюешь на могилу и — остатки слюны стираешь с губ.

Как снова сказал Поплавский, «‎завернуться в флаг и умереть».

Но теперь никаких мучений недостаточно,
чтобы умереть,

даже rодина,
прилипшая к тебе, как ядовитый плащ к Гераклу,
и та исключает смерть.

Только гниение, только этот сладостный запах сахарозаменителя.

*
Мы значимся здесь, но необязательно
после всего случившегося захотим остаться.

Нам нужна наша печаль, но и она опциональна.

Мы знаем, что войные ме́ста не имут, но ищут руки, чтоб прислониться.

Это выше объятий, это невозможно объятий

и дальше в путь.

*
Мои мертвые мы — это дом,
они оборачиваются ко мне, как другой к самому себе;

разливают чай мне на красные брюки:
один считает деньги,
другой — берестяную грамоту чтёт;

у него недавно дети из-под земли спросили:

память, это что?

[да так, всего лишь фальшивка].

а что такое фальшивка?

[да так, когда горсть земли, а на самом деле — грязь..].

ну тогда понятно, ложимся спать

С этими словами детские мертвецы встали из-за стола

Ну как так?

это из-за вас остывает мой чай

 

КАНТИЛЕНА

каждой песне можно назначить прощание.

можно это или это, или вон то,
или не так,
пустует ссылка;

значит ли это что рассвета нет?
или прощание неразлучно?

потому что любая любовная песня
ждет великого машинного переводчика

на бразильском курорте
или в словах, сказанных об этих словах:

«было дело»
«ожидание жгло»
«ненависть неизбежна»

переводчик расправит ей крылья,

(эй, песня,
лети тлением)

принесёт заправку к салату, бальзамический соус то есть;
остудит свечи до дыма, уйдет на дно

о
окна

окна
напротив горя,
хнык

так чтобы небо кололо в пальцах, подпевая:

ангелы прощания — математики,
ангелы прощания — звероподобия

так и норовят растерзать

*
мне нужны пустые названия,
чтобы в них — никого

тогда получится дом
уютный, и никого в нём

только я в окнах

я хочу давать названия
выдохшимся вещам

чтобы им было стыдно
и мне было стыдно

им — приятно,
и мне приятно

чтобы мы закутывались вокруг
не могли прощаться
чтобы не возвращаться

уже начинаю
«салат из обоев»
какая тоска
«дымные вечера»
снова пошлость
«законченный снег»
какой-то идиотский намек

«ослепительно поздно»
— вот это звучит
хотя я и придумал это заранее
раньше этого текста название

это звучит!
звучит как
*баный поэтизм

и на том спасибо

 

 

 

©
Руслан Комадей — писатель, издатель. Автор 6 книг. Художественные и критические тексты публиковались в России, Украине, США, Канаде и Италии. Автор статей о современном искусстве, поэзии и кино. Закончил магистратуру Уральского Федерального Университета по специальности «филология». Публикации в изданиях «Новая газета», Republic, «Нож», «Искусство кино», «Сеанс», «Горький», «Кинопоиск», Colta, «Дискурс», «Носорог», «Воздух», «Волга», textonly, postnonfiction и др.

 

 

Если мы где-то пропустили опечатку, пожалуйста, покажите нам ее, выделив в тексте и нажав Ctrl+Enter.

Loading