Amarsana Ulzytuev

Амарсана Улзытуев ‖ Эти вечности вслух

 

ПИСЬМО

Когда ты как письмо и некому прочесть
Геоглифы на плато Наско,
Иль статуи на побережье Пасхи,
Всего того, что ты на свете есть…
Всего того, чего уж не понять,
Не полюбить — как августовский ветер,
Не целовать, как женщина, как дети,
Как космонавт земли целует пядь…
Когда ты тот, кого не прочитать,
А потому не быть и не существовать,
Когда ты не получен и не вечен,
И адресатом будешь не отвечен,
И неизвестен, кстати, адресат…

Тогда ты как осенний листопад
И не тебе искра на небосводе синем,
И ты летишь, безмолвно рот разиня,
Со спутника на пиксели разъят…
И ты летишь куда-то наугад,
С несбывшейся мечтою быть прочитан,
И в тёмную материю запитан
Пульсируешь мирами невпопад…
И ты летишь к Создателю — назад,
Коллайдером на атомы распят
С немым вопросом — кто же отправитель,
Как муравей, которому ты рад,
Стать вечностью бежит в свой накопитель…

Но лишь кому-то в голову взбредёт
Отправить песню в бреющий полёт
И по долинам, где бродили инки,
Вдруг оживут геоглифы и линки…
И статуи, танцуя рок-эн-ролл,
Лишь обратится в музыку Эол,
Прошествуют, сминая суеверья,
По острову, где кончились деревья…
И лишь богиней утреней зари,
Летя сквозь толщу звёзд и пузыри,
До красного смещенья будешь считан
В существованья сложный алгоритм…

 

КАМЕНЬ

Утёсом, песчинкой, Каабы быть камнем,
Утки в желудке, в океане, в траве,
Как, утрами, река свою вечность несет — любоваться,
Как веками волна за волной светло припадает народ.

Как идут караваны, как поют свои песни самумы,
Катит скарб свой нехитрый задумчивый жук-скарабей
Городами из камня, вавилонами ввысь горделивыми, шумными,
Тротуарами и мостовыми из булыжников и валунов.

И вершинами снежными в космосе коловращаться,
Исполинами быть не рождённых эпох,
Чтобы магмой и пеплом на землю вернуться
Океанов со дна, испарившихся вновь.

Грохотать под ударами тверди безбожной,
Клокотать, в бесконечность вперив раскалённые жерла свои,
Быть кометой, которая станет Землёю,
Дать огонь гоминиду в первобытной пещере его.

И лететь из пращи, и греметь жерновами,
Бирюзой океанов смотреть неподвижно в глаза
В тесаке у воителя, в рюкзаке у геолога,
Во Вселенной у юного Бога-Творца…

 

ЛОШАДЬ

То вначале испуг, то метель встрепенётся дебелая
Птицей ловчей из рук, то в живой онемеет гранит,
Создаётся, воркуется, то радугой вскинется целою,
То ребёнком проснувшись на мир удивлённо глядит…

И легко прорастая из рук из овсяного зёрнышка
Упорхнёт в пустоту и в ладонях следы от копыт,
То — светило могучее — масляну вскинет головушку
И кузнечикобрюхо в медвяные долы умчит…

И с утра в мою пригоршню мягкою мордой уткнулась,
Тихо фыркает в ухо, пока проступает заря,
Чтобы вкусно так хрумкая, прогнала мою смертную снулость,
Жизни сила вернулась, крылышкуя не зря…

Не зря гомоня мирами,
Звёзд предлагая лизнуть,
Лошадь, прядая ушами
Не даёт уснуть…

 

СОЛОВЕЙ. ГЛУБОКИЙ КОСМОС

Сонмы всевидящих звёзд
Сон мой тревожат,
Сорок сороков скоплений галактик и бездн
Соринкой в глазу свербят.

Всенощную служат
Всепомнящие хоры,
Вселенную вселенных
Всеведающие поют.

Во мраке космоса
Вот я стою,
Волн, пред вечностью чёрной,
Воплем немым…

Свет неугасимый
Сверкает в самую душу,
Спрашивает меня светозарным вопросом своим:
Сможешь ли так?

То свивая из звуков священные свитки,
То герольдами из средневековья трубя,
Прибаутками балуя у деревенской калитки,
То свершая хоралы и славя, Предвечный, Тебя!

Эти свисты в ночи, сумасшедшие эти рулады,
Эти вечности вслух, эти древние смыслы без слов,
Это снова Орфея, свирепые эти менады,
Разорвав на клочки, расховали по краю миров.

И теперь уже в бездну разверзшимся слухом
В изумлении слышу, Предвечный, Тебя,
Шелест перьев и шорох крылатых скафандров над ухом,
И тектонику плит литосферных под пухом,
Эти трели, галактик спирали клубя…

 

БОГ

Болит в груди, когда кто-то умирает из близких,
Балуется ребёнком на песочке у реченьки,
Бачит голосом грозным из-за туч,
Баиньки горлит матушкой-голубкой над младенцем.
Может накормить люд честной пятью хлебами,
Мочь Он может вселенную из ничего, но…
Былинкой, ставшей ничем,
жизнью и смертью, сгинувшими ни во что,
пустотой,
Бывшим космосом, короче
Б. у.
Быть Он не может…

 

 

 

©
Амарсана Дондокович Улзытуев — российский поэт. Родился 7 июня 1963 года в г. Улан-Удэ в семье выдающегося бурятского поэта Дондока Улзытуева. Окончил Литературный институт имени А. М. Горького. Впервые получил известность в литературных кругах благодаря стихотворению «Лосиная песнь» (1982). Публиковался в журналах «Новый Мир», «Арион», «Юность», «Дружба народов», «Журнал поэтов», Homo Legens, «Байкал», «Литературная Россия», «Рубеж», «Сибирские огни», «Менестрель» и др. Автор поэтических сборников «Сокровенные песни» (1986, предисловие Е. Долматовского), «Утро навсегда» (2002), «Сверхновый» (2009, послесловие А. Ерёменко), «Анафоры» (2013, предисловие М. Амелина), «Новые анафоры» (2016, предисловие Л. Аннинского, послесловие Евгения Рейна), «Техника безопасного поцелуя на морозе», книга-билингва стихотворений на русском и латышском языках (Латвия, Рига, 2022, идея и перевод с латышского Эйнарс Пелш ), «Анафоры», книга-альбом стихотворений (Псков, 2022, идея и художник-оформитель Илья Семин), «ОБОО» (2023), избранное. Стихи переведены на азербайджанский, английский, белорусский, бурятский, вьетнамский, испанский, латышский, монгольский, польский, сербский, украинский языки и опубликованы в журналах: World Literature Today / «Мировая Литература Сегодня» (Нью-Йорк, США), Words Without Borders/ «Cлова без границ» (Нью-Йорк, США). «PLUM»( (США), Atlanta Review ( США), Punctum ( Латвия), «ШО» ( Украина), «Ундэсний уран зохиол» ( Монголия), Asymptote (Лондон, Великобритания ) и др. В 2009 году в своей статье «Конечное и бесконечное в русской поэзии», частично опубликованной в качестве предисловия к своим поэтическим подборкам в журналах «Арион» (2011), (2012), Homo Legens (2012), «Новый Мир» (2013), теоретически обосновал и начал практическое использование новой модели русского стихосложения, а именно «анафору и переднюю рифму как систему, предполагая на этой основе рождение новой формы большого стиля, приходящего на смену рифме…» («Поэтическое отмывание России по Борхес-Хану», «Независимая Газета»). Лауреат и победитель международных и российских многочисленных конкурсов, фестивалей. Живёт в Улан-Удэ и Москве.

 

© Фото Катерины Скабардиной

 

Если мы где-то пропустили опечатку, пожалуйста, покажите нам ее, выделив в тексте и нажав Ctrl+Enter.

Loading