Tatyana Stoyanova

Татьяна Стоянова ‖ На глади заваленной снегом тетради

 

заморозки

как там озимые? 
       утром морозило.  
им
снегом махровым 
        укрыться от холода 
надо.
поле зеленое 
        в зиму 
             бесстыже нагим
до горизонта 
                    раскинулось 
        без снегопада.
утром морозило. 
              в минусе 
       градус 
и ход 
       жизни, 
что только взошла
                   и в нуле,  
замирая,
на урожайный, 
                       как чудо,  
   надеется год.
молят о милости — 
        так же — 
          изгнанники рая.

 
Бесснежное

Вчера обещанный 
            не выпал снег.
Смотрю в окно, 
       как монохромный 
комикс.
Асфальт спросонья — 
           словно 
черный оникс.
— Давай мы сварим 
кофе.
— Да, пять сек.
Не выпал снег, 
а мог сейчас — 
                   клубя…
Вскипает кофе
          с кардамоном 
                  в турке.
И вот я 
в маленькой, 
              немой фигурке,
идущей к дому, 
               узнаю себя.

 
Снегопад

Снег накрывает меня с головой, как перина.
Жизнь в белизне этой стала нова и невинна.
Жизнь снова кажется мне среди смерти возможной.
Пусть и в метель будет путь этот без подорожной.
Снег накрывает поля, разметает границы.
Буквы на чистой странице — как черные птицы.
С неба слетают, следы оставляют на глади
белого поля заваленной снегом тетради.
Так мне дается из облака, из ниоткуда
строчка стиха — как прощение.
Или как чудо.

Превращения

Снег превращается в дождь и смывает себя же.
Снова утиным становится город лебяжий.
Мокрые перья и спины, хрустящие лужи.
Белое — серо в отсутствии света и стужи.
Снег превращается в дождь, размывает границы.
Серая Шейка в пруду замерзающем снится
Мне. Там к ее полынье подползает Лиса, и
Я по сугробам бегу к ним из детства — босая.
Чье-то ружьё вдруг стреляет, в нас всех попадая.
Дождь размывает границы, наверное, рая.

 
Открытая рана

Снег сходит неслышно и мир оставляет чернеть.
Так тихо в лесу этим утром, светает так рано.
До лета день станет длиннее почти что на треть.
Виднеются четче — весной — незажившие раны.
Без снега земля — что открытая рана. Бинты
Сорвали вчера, не прикрыв ее новой повязкой.
Земля превращается в грязь и становится вязкой.
Деревья стоят неподвижно, как будто кресты.

 
Молитва

Прости же нас, Господи, и отпусти грехи.
Я верю: ты знаешь — мы вовсе не так плохи.
Под инеем хворост — не собран — лежит в лесу.
Без силы твоей я вязанку не донесу.
А в доме не топлено, в доме беды ушат.
А в доме холодном голодные дети спят.
А я босиком, и в обмотках моя стопа.
И снег на тропе — как растертая скорлупа.
Прости меня Господи, знаю, я лишний груз.
Но сын мой, как твой — милосерден и светло-рус —
Сегодня с утра рассказал, что всегда во сне
Он видит висящим тебя на сухой сосне.
Ему отвечала я:  Боженька наш — живой.
Но сын все молчал и покачивал головой.

 

 

 

©
Татьяна Стоянова — родилась в Кишинёве. Переводит стихи с румынского, гагаузского и других языков. Автор сборников стихотворений «Матрёшка» (2019), «Контур тела» (2023). Публиковалась в журналах «Юность», «Традиции & Авангард», «Формаслов», «Нижний Новгород», «Литературной газете», «Новых Известиях», а также в сборниках «Живые поэты. Книга II», «Возврату не подлежит» и других книгах. Участие в премиях: премиальный лист Литературной премии «Поэзия» в номинации «Стихотворение года», 2020; VI Международный литературный конкурс «Верлибр 2020», I место; III Международный конкурс «Поэзия Ангелов Мира», победитель второй степени, 2021; Длинный список Литературной премии «Лицей», 2020, 2022; Длинный список Волошинского конкурса в номинациях «Время порывисто дует в лицо…» (Символы современного мира в поэзии) журнала о поэзии «Prosodia» и «Киностихотворение», 2021.

 

Если мы где-то пропустили опечатку, пожалуйста, покажите нам ее, выделив в тексте и нажав Ctrl+Enter.

Loading