Многиа круги на воде

 

В будущем премиальном сезоне наверняка увидим роман Нади Алексеевой «Полунощница» (который, скорее всего, уже вышел в РЕШ). По журнальному варианту, опубликованному в летних номерах «Нового мира» (№ 7–8, 2023), понятно главное: есть женщины в русских литературных селеньях, которые и сюжет крепкий многолюдный сложат, и на темы серьезные, скреповые пойдут.

Сюжет «Полунощницы» вальсирует, перемещается по кругу истории страны и жизней героев в ритме и-раз-два-три — погружение в прошлое, и-раз-два-три — возврат к настоящему времени, и-раз-два-три — мирское чернит в человеках, и-раз-два-три — о вере не по религии суди… и многиа круги на воде Ладоги.

Алексеевой как хорошей ученице Славниковой, вероятно, нужно было создать объемную атмосферу в нескольких временных рамках, чтобы насыщенность главной и второстепенных линий персонажами, обладающими характерностью даже в малом эпизоде благодаря тщательно подобранной детализации и символичности, точному и, что немаловажно, уместному в разнообразии языку, не становилась чрезмерной и как бы намеренно сгенерированной. Был только один уж совсем явный в искусственности ключевой для развязки ход — с выпавшим фото бабы Зои. Не верится в него на сто процентов, Семен таким черствым прежде изображен, что это выглядит надуманным, специальным крючком сюжета. И еще, логика образа Елки слишком намеренно странна, как в сцене с изнасилованием, когда она не замечает, что ее любимый не только знаком с насильниками, но и, стоя рядом в тот жуткий момент, практически сказал девушке: «Потерпи, дорогая». Шок? Ну… Ладно. Гибель Елки тоже туманна, но в полной версии, может, ясней будет.

Однако роман хорош сочетанием повесточных и нравственных смыслов. Судьба старой «Победы», которая дважды уносит человеческие жизни, аккуратно символизирует последствия ВОВ, а жизни ветеранов-инвалидов на Валааме прямолинейны. Входит в тренд церковная тема: а) везде человек остается человеком — грешным и алчным, и богослужителями овладевают зависть, гордыня, тщеславие, корысть; б) церковь как институт имеет червоточины, отягощена общечеловеческими пороками, подвержена коррупции. Противопоставление веры как духовной силы и воли механизму управления людьми, то есть религии, Алексеева подает еще и в сложном историко-психологическом контексте, на первый план выводя вроде бы личные качества героев, но человек без общества становится отшельником, тогда как только чаяния о других делают его святым. Поэтому «Полунощница» столь наполнена людьми. Их истории водят по отражениям, из сегодня во вчера и позавчера вытягивая звон, который оказывается отзвуком тогдашнего гула. Страна Валаама. История страшных грехов и чудесных отмолений. Есть о чем подумать.

Хотя техничности поменьше бы. Но, думаю, с опытом автора наладится.

logoSMALLPROZRACHNO

 

 

 

Если мы где-то пропустили опечатку, пожалуйста, покажите нам ее, выделив в тексте и нажав Ctrl+Enter.

Loading