Алексей Чудиновских ‖ Мужская проституция <18+>

 

1.1
испытанные на прочность грифоны
буднично покрыли кафель земляного вала
забитые собственной стоимостью

сбитые с толку дворники
чохом сметают в канализационные люки
звенящие когти

так и так поблизости не было
подходящих покупателей
да и они внесены в красную книгу
всё равно незачем
сожалеть о несбывшемся торге

1.2
незадачливый поздний турист
потерявший след своей группы
голыми руками выворачивает
наружу из шеи подножного грифона
пришедшую в негодность
противозачаточную железу

оказывается это целитель
у него неизлечимый недуг
он ищет в незнакомом городе
полагаясь на интуицию предков
вытесняющие повседневность объекты

чтобы набраться львиной силы
а затем вылечить
и воспеть
двух пасынков молодой жены

1.3
на стройплощадке
ковш экскаватора «ковчег»
поднимает общие черты коренных жителей
и перекладывает с места на место
так и так хорошо

на прогулочной улице
расширенной на дни празднеств
за горожанами тянется морозный пар
все укутались в пуховики
и похожи на гусениц
каждый отдельный экземпляр
проверен
на предмет браконьерства

на входе в метро «красные ворота»
особенно тщательно
сканируют пакеты
с изображением зелёных динозавров

внахлёст идёт день за днём
повседневность уплотняют новые разнарядки
гимнастика языка не излечивает
бессознательную боязнь
обещать встретиться у памятника грибоедову

2.1
в луже юбилейный рубль
двуглавым орлом кверху
омывается
подле теплотрассы
подошвой некоего субъекта

в сумерках предчувствие скверных новостей
снова перепад давления
он делает вид что кого-то ждёт под сенью лип
тот как будто опаздывает
и предупреждает сообщением

в рюкзаке с десяток безделушек
как повод
при оказии о них сочинить
навроде басен фантастические истории
для пущего смеха
полузаготовки
должны звучать реалистично

о прошлом семинариста
немного личного и неудобного
распавшийся брак
мужская проституция
четыре года
за листовку о лояльности
и немом соглашении
про опыты контролируемых сновидений
и о плавленом сырке

отдельная песня про красную книжку
пособие по манипуляции сознанием

2.2
он прокручивает в голове
как вернуться домой
на собаках
на перекладных
чтобы не тратиться лишний раз
в железнодорожной кассе

пока он плотно завис в логистике
к нему подходит полицейский добрый день
и просит удостоверить личность
как назло паспорт в пуховике забыл
в межсезонье у всех одинаковые проблемы

но перестроенный маршрут обратной дороги
с крюком до участка не привлекает
впрочем не бывает плохого опыта
для поднятия тонуса всяко полезно проехаться

листовку всучили возле посольства
и прочитать не успел
второпях сунул в рюкзак иду с работы
допотопное клише
да и кому какое дело
всё равно в какой-надо список внесут

дурацкая привычка оставлять последнюю листовку себе
надо бы и от неё избавляться

 

* * *

Те, кто ходят за мной — сладкоежки,
Славные малые, но со странностями.
В карманах носят камни и бьют по воронам «на вывих плеча».
Так они выражаются, так сильно бросают камнями.
Я не иду по траншее во время войны и не иду по центру
От Белорусского по Тверской.
Там, где я — сладкоежки,
В новой одежде напоминают наёмников.
Но кто их нанял? Не вороны. Не я. Это уж точно.
Помню, такого со мной быть не могло. А вороны все перебиты.
И спросить не у кого — иду я, идут они, и всё:
Есть это место, и мы в нём.

Иногда случается, что я иду за ними,
Но мои карманы пусты,
А в руках ощущенье вороньих голов.
Вряд ли мы разом повернулись и делаем вид, что идём, но шагаем на месте.
Это было бы глупо.
И мы не менялись ролями,
Но это не я так думаю. «Что делать?» — думаю я,
И: «Где вороны?»
Моё местонахождение неопределимо. Нет доказательств
Существования сладкоежек. Но и опровержений нет.
Мы — здесь. Я замечаю,
Вороны шевелятся. Может, поднимутся?
Будет кому задать вопрос.
И в кого бросить камень.

 

* * *

Сегодня четверг унизился до того, что похож на последнюю пятницу
Яичница подгорела, мать с вечера не разговаривает, но кашу всё-таки сварила
В войну мать моей матери раздвигала ноги перед шинелями
Красноармейцев или немцев, от меня это скрывают, но какая мне разница, я в любом случае считаю её шалавой
С чего-то они решили, что у меня правильно сложившееся понимание сложных ситуаций
Примерно такое же, как и у них
Они не далеки от истины, только вот когда в ленинградском цирке шпагоглотательница
Подняла лицо к куполу и навострила острие надо ртом
То мои ручки потянулись к ней не из-за того, что я забоялся
А когда я пропорол своё брюхо по дороге на ипподром, а воспитательница-божий одуванчик
Уверяла, что это всевышний наказал за шалопайство, мол, ещё утром были знаки
Ну да, я подвернул ногу и разбил заварник, что с того, при чём здесь арматура в моём боку
Блин, да я тогда думал про свою регенерацию и что мне всё же разрешат прокатиться на грёбаном парнокопытном
И вот я хнычу и представляю, что сижу на спине животного, а из живота начинает идти кровь
И капает на безобидного пони, но вместо этого
Анестезия и рёв, вытянутые ручонки и четверг двадцать первого века
Не переваривающийся в моём брюхе
Застрявший в черепном ящике
Будет саднить и портить мне кровь
Сейчас я привычно уйду в каморку шамать
Подогретую кашу, переодетый в фирменный стиль
Жёлтая футболка, спортивные штанцы и бейджик с именем
И настолько это пошло, что отвратительно только мне самому
Все думают, что я думающий
Коллеги, их друзья, и я сам начал думать, что я думающий продавец-консультант
Просто меня заебало, вот я и скулю по углам про четверги, пятницы и воспоминания
Нет бы кайфовать, сменить работу, если так достало, переехать, нажраться или закинуться грибами, чтобы попустило
Мать моей матери шалава, никак не выходит, шинели, бордель, шанель, красная заря, парад победы, нацболы, бмв, ангеламеркель
Деггенеротип на фотографии нации
Остановись мгновенье остановись печаль остановись прекрасная остановись осень остановись голова остановись меняться остановись политика остановись религия остановись снегопад остановись мать остановись жизнь остановись я остановись от голода физической боли которая останавливает меня во всех смыслах которая помогает остановиться и встать на ноги

 

 

 

©
Алексей Чудиновских — родился в 1988 году в Кирове. Окончил сценарно-киноведческий факультет ВГИКа. Научный сотрудник Музея кино. Другие публикации: «Полутона», «Лиterraтура», «Солонеба», «Флаги».

 

Если мы что-то не увидели, пожалуйста, покажите нам ошибку, выделив ее в тексте и нажав Ctrl+Enter.