Ольга Девш ‖ Что слышно

 

Текст легче пишется под музыку. В наушники что-нибудь мелодически богатое погромче, с сильным вокалом, на иностранном — и отсекаю окружающие шумы, занимаю одно из чувств не сбором информации (как ни абстрагируйся, слух изначально развит для улавливания сигналов об опасности), а наслаждением от звука. Это наслаждение структурирует рассыпчатое внимание настолько, что текст выстраивается быстрее, объятый отделенными от обычной жизни мелодиями, а не маркерами ее существования.

Читать же под музыку с возрастом сложней: стало важнее слышать речь повествования, голоса персонажей, язык автора. Поэтому нелегкое занятие — аудиокнигу выбрать. Особенно если перечитываешь. Ведь в голове уже все озвучено, и не тот тембр, не та, каковой ее ты слышишь, интонация чтеца проваливает произведение, и громче слов трещит испорченное впечатление.

Аудиопоэзия в этом смысле весьма рискованный эксперимент. Выступления на табуретке и евтушенковские стадионы — две памятки, что утрированно, но справедливо иллюстрируют антонимичную широту эффектов (за)читки своих стихов. Когда нельзя чтение поэта считать перфомансом как полноценным актом искусства? Вопрос неологизмический в той же мере, как и сам жанр аудиопоэзии.

Рассмотрим озвученное стихотворение в качестве чего-то иного, нежели текст, прочитанный про себя. Заметили, прямо-таки философскую подоплеку выражения «про себя»? Чтение не вслух — максимально интимное действо, неизбежно оборачивающееся словами про себя, что равно «о себе». Воспринимать художественный, особенно поэтический, текст без хоть маломальского олицетворения неправильно, и, будем честны, невозможно. Психика устроена именно так: постоянное сканирование, определение эмоциолокации, поиск точек доступа и установление соединения. То есть каждый текст в голове читающего автоматически евойный. Но в момент артикулирования он превращается в еще чей-то. Извлечение стихотворения в звуки пересоздает его. В новом, акустическом, воплощении текст меняется — он слышится. Потому для полного понимания стихов требуется их произнесение и/или слушание. В авторской читке, благодаря индивидуальной манере поэта, обогащается внутреннее беззвучное прочтение текста. Читатель слышит акценты, тоны, вибрации, которые не считал, которые заменил собственными. Причем каждый раз продекламировать можно по-разному, интерпретация изменится. С большим или меньшим выражением прочитаны стихи — от этого иногда полностью зависит отзывчивость слушающего читателя. Это убедительно работает на слэмах. Показательным был и финал Григорьевской премии (2020), когда экспрессивный чтец загипнотизировал публику без особого напряжения в содержательности текстов. Харизма имеет значение.

Отдельный случай — аудиопоэтический трек. Подразумевается, что стихи специально озвучены и оформлены фоновой музыкой. Таких опытов в интернете достаточно, чтобы увериться в трудности производства. Далеко не всегда достигнута целостность композиции, часто сведение звуковых дорожек технически выполнено, чисто и объемно, но — отсутствует симбиоз элементов. Компиляция отличается от синхронизации. Начитка сама по себе, музыкальный фон лишь заполняет неудобную гулкую или шипящую (зависит от микрофона) тишину. Кастомность подводит. Предрассудки, бросьте придираться, скажут не снобы, и будут совершенно правы. Однако произведение должно приносить удовлетворение, не так ли?

Возьмем поэтически-джазовый альбом «Чувство снега». Внимание, речь не о песнях. Это именно пример аудиопоэзии. На стихи актрисы театра, кино и озвучания Марины Лисовец, точнее к ее стихам, музыку написал израильский пианист и композитор джаз-фьюжн музыки Таль Бабицкий. Ключевое в вышесказанном: написал. Не подобрал на бесплатных хостах с лицензией Creative Commons нейтрально-релаксивные минусы, а по-настоящему сочинил мелодии, подходящие по настроению и ритму к текстам. В свою очередь Марина Лисовец как автор лирики и как профессиональный чтец совместила в альбоме оба подхода: не позволила себе персонифицированной интонацией заместить игровое мастерство, которое все-таки отстраняет от личного переживания, и в то же время наполнила актерскую игру живой эмоцией. Двадцать стихотворений обыграны музыкально таким образом, чтобы автор текстов вполне раскрыла созданный ее восторженным и одновременно чувственным голосом образ героини, живущей не плохо, но недостаточно любимо и нежно, в зиме, которая сказочна, но хрупка до слез. И весь мир наполовину, кажется, фэнтезийным, мимолетным и возвратным, как снег. «Чувству снега» соответствует то чувство, которое в детстве гордо называют верой в чудо; в молодости прячут под сукно с биркой сказок.нет, а под новогодние куранты шепчут что-то. Оно же в последующие сезоны ставится то в кавычки, то в позу, то в рамочку. Вроде «он улетел, но обещал вернуться». Снег-карлсон. Жизнь-домомучительница. Малыш… Малыш — женщина, с банкой варенья вылезшая на крышу, чтобы подумать о жизни лучше, чем пришлось бы, если б в ней слабей окликался Экзюпери, а мир был хоть чуть-чуть некрасивей. Паузы, заполняемые мелодичными импровизациями, и будто преувеличенные восторгом сравнения и улыбки, легко слышимые в голосе Лисовец, гармонизуют поэтический цикл, и монтаж переходит в создание общего стихо-музыкально-эмоционального произведения. Например,

Путь // Чувство снега (Марина Лисовец, Таль Бабицкий, «Вимбо», 2020.)

Для аудиопоэзии сложнейшим из искусств является искусство баланса. И в альбоме «Чувство снега» сбалансировано все так, что на шестом примерно треке хочется всплеска, какого-то конфликта, надрыва, но снег не раскачаешь, он идет по-своему. В данном образе равновесие содержания, формы и исполнения соблюдено почти идеально. Актерство вытягивает текст, музыка поддерживает манеру. Марине Лисовец повезло с композитором, а также с голосом. И вообще повезло.

Ниша между поэзией и начиткой стихов не занята.

Ее еще не разглядели. К примеру, то, что делают Ольга Аникина и Рита Турецкая, песенное, а не аудиопоэтическое. У песни родители родные, давно живущие вместе, тогда как аудиопоэзия недоверчивый, многажды обманутый в ожиданиях ребенок — сживается с приёмными. Вероятно, оттого новенькому жанру дополнительное время нужно для окончательного оформления и развития. Поэзия бессмертна, музыка вечна, расти не хочу.

 

 

Если мы что-то не увидели, пожалуйста, покажите нам ошибку, выделив ее в тексте и нажав Ctrl+Enter.