Ольга Девш ‖ Ненавистан

 

Я задумалась. Если бы комикс назывался «Ненавистан», интересно, как выглядели бы персонажи? И пришлось признать, что с моей фантазией плохи дела. Лезли всякие не те чужие, таносы, годзиллы, клингоны, сауроны, вейдеры и ни одного оригинального монстра. Каким образом изобразить ненависть? Герои страны Ненавистан, ее жители, на кого похожи?..

В «Собакистане», например, всё просто. Все собаки. Собачья республика хорошая и стройная, управляемая и двусмысленная. Собака ведь кто? — друг. Лидер нации пес-вождь Товарищ Дружок — архидруг. У него аннексированная территория, золотой унитаз, репетиция похорон и планы особачить всех на политическом глобусе. Главная псарня страны держится на силе внушения группы гипнощенков: неафишированные дочери вождя, обладающие уникальным даром одурманивать своим пением ежедневно в телеэфире исполняют ритуал порабощения. Без него граждане осознают голод и почувствуют босые лапы, рассмотрят нищий быт и скотское обращение. Но не сейчас. Щенков много, убей одних — родятся новые. Главное, Товарищ Дружок, их папа, держит на привязи уникальную суку, которая при государственной необходимости наделит очередных щенят-близняшек кашпировскими способностями. Есть еще волки, обитатели «добровольно присоединенного графства Волчецкого». Они тоже «дорогие друзья» и товарищи, но если дословно — изгои, подозрительные элементы и «вонючие волчары». Из таких обычно формируется сопротивление, а потом что-то там мстителей. Вот что нового в этом сюжете?

Источник: Библиотека НОС-2020

Драма — нет, аж трагедия! — в сатирическом изводе. Стар сюжет, заезжена тема. Однако комикс «Собакистан», придуманный Виталием Терлецким и нарисованный Катей, попал в длинный список премии «Новая Словесность» (НОС-2020). Разговор здесь о литературе. Причем в гоголевском, в идеале, духе. И вдруг история в картинках. «История» в двух значениях: фабульное повествование и знания о развитии природы и человечества. Если учитывать, что история как наука взялась во времена мифологического созидания из эпоса, то «Собакистан» максимально спаивает оба значения. Сюжет динамичен и вывозит на горбу сатирический воз исторических трупных пятен. Пятна эти на памяти поколений детей войны, бумеров и эксеров. Тогда как миллениалы уже испытали на себе действие отбеливателя. Терлецкий из игреков. Он хорош в придумывании миров и даже вселенных, — если пользоваться терминологией фэнтези и аниме-игр — неожиданных в остроумном абсурде и постмодернистской игре ироний. С как бы детской книжки «Король Собака» Терлецкий зачинает прием выведения пятен, обыгрывая знаковые, культовые персонажи и перипетии. Мы идем к вам: кого ж не зацепит бедная жена дворника с железной бородой! Сочувствие и лайки само собой. Зато Король Собака умеет говорить, — представьте, говорением владеет правитель Москвы… ой, по сходству вырвалось: конечно, Города Городов! — и эта ремарка (невольно ли?) напоминает о том, кто устал и ушел. И совершенно нормально, что откалибрована читательская аудитория — дети младшего и школьного возраста. У них же родители есть, они поймут книгу больше. Особенно вторую часть «Король Собака и Император Собака», где сказочная оболочка истончается, выставляя рога, копыта и хвосты сатиры.

Придя к форме комикса (закономерно, потому что уже в «Короле Собаке» простой синтаксис, баловство со шрифтами и выносами текста, атмосферные, деталью акцентирующие иллюстрации), Терлецкий максимально органично воплощает свои сценарии, где раскадровка пятен истории превращает их в стигматы. И по прошествию пяти лет «Собакистан» триумфально продолжает собачий тренд. Просилось «венчает», но, скорее всего, продолжение последует. Собака — неисчерпаемый образ. Пределен Король обезьян, но не Король Собака. У русского человека и гуси собаки. Товарищ Дружок настолько собирательный, насколько питеры пены умеют изучать и анализировать прошлые и текущие политические, общественные процессы, собирать их в кучку. С той же степенью искажений и обострений, какая свойственна взрослым самостоятельным детям, когда их прекрасная чушь диссонирует с родительским мировоззренческим эгототалитаризмом.

Новая ли это словесность? Нет. Это не словесность. Но комикс как слово — это нечто взывающее к рассмотрению и размышлению. Галина Юзефович сказала, что он милый и освежит премию. С чем спорить глупо, ведь продается проект Терлецкого неплохо, что для современной литературы путеводно. К тому же, цельное ярко персонифицированное высказывание точно отрисовывает свою цель. В отличие от многих романов, «Собакистан» прозрачен, как водка, истолковать его посыл иначе, чем заложено автором, невозможно. Если только вы не из поколения Z, разумеется. Система аллюзий и перифраз построена на узнаваемом историческом бэкграунде, который для разновозрастных потребителей заложенной в комикс информации существует в несоприкасающихся плоскостях. Для одних страшный, оцарапывающий гротеск, для других — непонятный эзопов язык, но выдумка забавная и рисунки эмоциональные. (Впрочем, многие иллюстрации к «Ревизору» куда более разнообразны и харáктерны.) Потому-то прибегаю к сравнению «Собакистана» с водкой: всё с ним ясно и оттого противно. Название «Ненавистан» здесь уместнее. Заканчивается комикс началом мести, которую движет впитавший ненависть ребенок. Неважно, чей. Хоть волка, хоть собаки, хоть черта лысого. Дети это дети. Весь подтекст комикса о ненависти, и сатира вопиет: «Без щенков он не сможет контролировать всех». Естественно, ирод Товарищ Дружок наделает еще щенят, послушных и гипнотических. Что собственно периодически и происходит то там, то сям, если приглядеться к событиям группового свободомыслия. И камера обскура разъезжается: псовый вождь оказывается аллегорией власти, потерявшей строгий ошейник и набрасывающейся на хозяина. Бультерьера, к примеру, в таких случаях только убить. А в нашем случае как? Ненавидеть и мстить. Тоже чувствуя власть над жизнями других. Отдавая псиной.

Ничего нового. Жаль.

 

 

 

 

Если мы что-то не увидели, пожалуйста, покажите нам ошибку, выделив ее в тексте и нажав Ctrl+Enter.