Ольга Фатеева ‖ Картины из голой жизни

Можно было бы предположить, что бессмертие мучительно, как болезнь, но в голом мире осознание мучительности, как и простой радости, размыто, рассредоточено в вечных облаках и тумане. И лишь единицы, последние, ещё стареют.

Игорь Михайлов ‖ После Балла…

Счастливый или несчастный (поскольку столько прочесть, сколько прочел автор, у него не получится, а хочется прочесть все и сразу) обладатель двухтомника получает не только довольно обширный каталог, но и довольно внушительный к нему комментарий.

Ольга Антонова ‖ «Игра в бисер»

В жизни не существует ничего идеального, и она требует определенного мужества и постоянного поиска решений (sic!). Не истины, не знаний, не покоя, а именно решений, то есть активной позиции. Правильные решения приводят к пробуждению.

Наталия Ячеистова ‖ Америка, Америка…

В далекие дни сентября 2001 г., вскоре после теракта, я волей случая оказалась в Нью-Йорке. Увиденное и прочувствованное навсегда запечатлелось в памяти, а сделанные тогда записи позволяют и сегодня воссоздать противоречивую картину того времени и задуматься о глубинных причинах происходящего.

Марат Баскин ‖ Записи на полях книг

  Мой папа, простой сельский учитель математики, считал поэтов небожителями. Он преклонялся перед поэтами. И почему-то всегда поэта соотносил со временем года. Пушкин у него был поэтом весны. — Почему? — спрашивал я. Он, не задумываясь, отвечал: — Потому что, читая его стихи, оживаешь, как природа весной.  Лермонтова считал поэтом осени. — Грустные стихи. Как поздняя осень. До тепла далеко. Впереди зима. А Есенина считал