Феликс Чечик. Стихи в «Волге»

Подборка Феликса Чечика в «Волге» (№ 1-2, 2019) львиной долей — из многословных стихов. Это не то, чтобы редкость, а симптом, что зима, однако, везде зима. Добавить слоёв хочется, укрыться. Тёплый климат не панацея… Поэт афористичной подачи мысли, пародоксального образного ряда, который работает по принципу «Момент… следите за руками… Ах, что это за вашим ухом?!», поэт — брат краткости — говорит в «Волге» длинно (велика

Семь стихотворений Шестакова

Из «Семи стихотворений» несёшь ворох цветов. Потому что, «там, где ромашки, ирисы, львиный зев», нет преобладания одного, весь колор стихов разъят на оттенки и смешан. В почти каждой строчке есть цветовой маркер. Характеристика цветом — точный и удобный инструмент, чтобы овеществить образ. Вот первый катрен «Сонета»: всю ночь лил дождь, и карие глазапобронзовели от небесной влаги,впитав до дна зелёные овраги,вобрав дотла окрестные леса… — и

Ирина Евса. «Родина или смерть»

В годовщину снятия блокады Ленинграда особенно сильно зашла подборка Ирины Евсы «Родина или смерть» («Литосфера», № 1, 2019). О своей блокаде замолвите слово… Страшное слово. Евса — как поэт несгибаемых, как поэт принципиальных, как поэт зрячих — пишет резко и без анестезии. Картины-стихи проткнуты деталями, что гвоздей наподобие и пригвождают к стене безжалостного изображения действительности, и раздирают плоть, потому что инстинктивно сопротивляешься, пытаешься оторваться, не

«Воробьиные ночи» Елены Игнатовой

«Воробьиные ночи» Елены Игнатовой велики. Начинаются страшно и безысходно: «и лицо уносит в быстрой воде», а завершаются всё-таки надеждой через принятие: «я чувствую – ночная птица / во мне крылами шевелит». Стихотворения сцеплены друг с другом волнообразной жёсткой леской чувств, она пронизывает их, заставляя примыкать и топорщиться подобно слишком крупным подвескам на коротком шнурке. Слова выразительны собственным значением, и когда «он теперь не малыш, он