Артем Гуларян ‖ Опасные недоговорки

 

Обыкновение людей во время разговора не договаривать до конца истины, которые считаются у людей прописными, приводит к тому, что недоговоренная часть фразы со временем забывается, и смысл высказывания изменяется. Такое исключение «избыточной» с точки зрения говорящего информации весьма опасно для нашего общественного сознания, поскольку искажает смысл и значение народной мудрости.

Возьмем, к примеру, пословицы и поговорки. Всегда ли мы правильно понимаем их смысл, когда произносим вслух? Так, видя, как куражится подвыпивший человек, мы говорим: «Пьяному море по колено…» Получается, что пьяному человеку ничего не страшно, что спиртное едва ли не помогает вершить великие дела. И большинство людей даже не догадывается, что это утверждение лишь первая часть русской пословицы, окончание которой все расставляет на свои места: «Пьяному море по колено, а лужа по уши». Комментарии, как говорится, излишни: замахиваясь на великие дела, пьяный на самом деле не может справиться с простейшими вещами. А утверждение, что пьяный кураж — подспорье в бою и в чрезвычайных ситуациях, является опасным заблуждением. Ведь еще Стефан Цвейг в своем прекрасном очерке «Марсельеза» показал, что армия, простимулированная высокой идеей воюет лучше армии, стимулированной шнапсом.

Но вернемся к опасным недоговоркам в наших пословицах и поговорках. Легче всего пропущенные части восстанавливаются в заимствованных выражениях и афоризмах. Наш город Орел давно уже стал университетским центром, и студенты составляют значительную часть его населения. А студентов надо воспитывать. «Повторение — мать учения» — наставляют преподаватели нерадивых студентов, и таким образом культивируют у них леность ума, ибо это только первая часть латинской пословицы: «Повторение — мать учения и прибежище для лентяев». Нельзя учиться, повторяя все время один и тот же материал. Как тут не вспомнить Франсуа Рабле и его роман «Гаргантюа и Пантагрюэль». В первых главах книги молодого великана Гаргантюа взялся учить средневековый схоласт, который заставил ученика выучить латинский алфавит с начала до конца, и с конца до начала. От такого «учения» ученик только располнел и отупел.

«В здоровом теле — здоровый дух!» — этот лозунг в недавнее время считался основным принципом при подготовке наших спортсменов. Но в перестроечную эпоху именно спортсмены составили значительный процент состава мафиозных и криминальных структур, и мы на практике убедились, что неправильно воспитывали своих спортсменов. Ибо латинская поговорка гласит: «В здоровом теле здоровый дух — редкое сочетание». Так что, не с тела надо начинать воспитание человека, а с духа.

Около века назад известный немецкий ученый и педагог Вильгельм Оствальд с негодованием говорил о принципе «Исключение подтверждает правило» как об «официально признанном абсурде». Как грамотный ученый и специалист он не мог не видеть, что это выражение бессмысленно. Оказывается, и здесь роковую для смысла роль сыграла неточность перевода. Латинская же пословица утверждает нечто прямо противоположное тому, что содержится в корявом переводе: «Исключением поверяется правило». Другими словами: правило справедливо до тех пор, пока не обнаружено исключение из него. К сожалению, прошло почти уже сто лет, но указанная Оствальдом неточность перевода по прежнему не исправлена.

Еще больше искажений и недомолвок накопилось в русских пословицах. «Он на этом деле собаку съел» говорят сейчас об опытном и знающем свое дело человеке. Но первоначальная фраза представляла собой насмешку над человеком-задавакой, слишком уж загордившимся своим знанием и умением: «Собаку съел, а хвостом подавился». То есть не стоит хвалиться перед людьми своей смекалкой и опытом — можно и в лужу сесть. «Губа не дура» — сейчас это выражение носит негативный оттенок: так говорят о человеке со слишком завышенным уровнем личных потребностей. И очень часто его синонимом выступает другое выражение: «Ишь губу раскатал» — это когда претензии человека к окружающему миру слишком уж неоправданны. Но первоначально поговорка не несла в себе такого критического содержания: «Губа не дура, язык не лопатка, знают, где горько, а где сладко». То есть любой человек должен уметь интуитивно отличать хорошее от плохого.

Говоря «по Сеньке шапка», мы сейчас утверждаем, что каков Сенька, такова его шапка: у солидного бизнесмена Сеньки — каракулевый пирожок, а у непутевого бомжа Сеньки — рваный засаленный треух. Но в полном виде пословица утверждает нечто иное: «По Сеньке — шапка, а по Ерёмке — колпак». То есть различие подразумевается не социальное, а субординационное: по генералу — фуражка, а по рядовому — пилотка.

Один мой знакомый страдал от ангины. Болезнь эта прилипчивая и коварная по своим последствиям. Отлежавшись в очередной раз в больнице, он решил: «Клин клином вышибают», и, недолечившись, начал серию закаливающих процедур. Он глотал ледяную воду, в снег и дождь расхаживал по двору босиком, обливался холодной водой. Сейчас он не болеет, но выглядит на двадцать лет старше своего возраста. Такова была реакция организма на дикий стресс, который ему устроил хозяин. Мой знакомый неправильно атрибутировал известную поговорку, относящуюся не к медицине, а к общественной жизни: «Клин клином вышибается, вор вором губится». Эта поговорка заставляет вспомнить, что известные сыщики прошлого — Ванька Каин, Жак Видок — начинали как простые уголовники.

Есть пословицы, в которых сопоставление очевидного утверждения с неочевидным проясняет смысл последнего. В таких случаях опускание второй части поговорки превращает ее в тривиальное утверждение: «Шила в мешке не утаишь», «Рука руку моет», «От добра добра не ищут». Что может быть тривиальнее этих утверждений? Но они получают неожиданную глубину, если к ним добавить утраченную половину. И тогда выясняется, что: «Шила в мешке не утаишь, девушку под замком не упрячешь», «Рука руку моет, вор вора кроет», «От овса кони не рыщут, от добра добра не ищут». Да! Скольких семейных конфликтов удалось бы избежать, если бы мамаши помнили бы первую поговорку, и заучили бы ее, как правило! И вообще, нужно заметить, что «Не боги горшки обжигают, а те же люди».

Есть пословицы другого типа, состоящее из утверждения и последующего разъяснения смысла этого утверждения. Опуская разъяснение, мы делаем первую часть пословицы доступной вольному толкованию, а то и вовсе бессмысленной. Так, выслушав историю соседки (родственника, знакомого) о непутевом сыне (дочери), мы часто вздыхаем, и говорим в утешение: «Что ж, в семье не без урода». Этим мы стараемся как бы оправдать ситуацию: мол, что же делать? Бывает. Извинительно. С кем не случается. Ну, есть в семье урод. Остается развести руками. Но если договорить пословицу до конца, то смысл утверждения изменится на противоположный: «В семье не без урода, а за урода все не в угоду». То есть один социальный урод — тунеядец, пьяница или правонарушитель — бросает тень на всю семью. Да будь ты даже банальный трамвайный хам, и наруби старушке в салоне — все равно свидетели подумают плохо не только о тебе самом, но и о твоей семье тоже! Из-за одного такого урода страдают все члены семьи.

«Старость не радость» — вздыхают пожилые люди, вспоминая свои недомогания и болезни. Но без разъяснения эта поговорка выглядит тривиальным утверждением. Ну, найдите мне пожилого человека, который обрадовался бы своей старости! На самом деле в пословице речь идет не о физических страданиях, а о душевных: «Старость — не радость: и пришибить некому, и умирать не хочется». И напоследок: кто-нибудь из читателей может четко объяснить, хотя бы себе, какие такие чудеса могут водиться в таком незатейливом устройстве, как решето? И почему именно решето, а не плошка или тарелка? Оказывается, это просто: «Чудеса в решете — дырок много, а выскочить некуда!» Прямо как из закрывшегося банка во времена дефолта…

 

 

 

©
Артем Борисович Гуларян (род. 24.05.1966, г. Орел) — российский ученый-историк, краевед, писатель, кандидат исторических наук (2006), доцент (2012); с 1996 г. — член Орловского отделения ВООПИК; с 2004 г. — член Ассоциации исследователей фантастики, член Российского междисциплинарного семинара по темпорологии при МГУ им. М.В. Ломоносова; с 2008 г. — ведущий сотрудник Международного центра эвереттических исследований; с 2013 г. — член Российского общества историков-архивистов (РОИА) с 2015 г. член литературно-философской группы «Бастион». Сфера научных интересов сосредоточена на изучении общественно-политической жизни дореволюционной России, истории родного края, проблеме формирования гражданского общества в русской провинции, история сельского хозяйства. С 2004 г. публикует работы в жанре литературной критики научной фантастики (опубликовано 9 статей). С 2008 г. в сетевом журнале «Самиздат» начал публиковать фантастические рассказы. С 2015 г. печатается в сборниках научной фантастики издательств «АСТ», «Снежный ком», «СКОЛ».

Если мы что-то не увидели, пожалуйста, покажите нам ошибку, выделив ее в тексте и нажав Ctrl+Enter.