Ирина Горнова ║ Трудно быть живой

 

* * *

Проходит скучно век
В труде, в гульбе, в простуде.
Нелепый человек
Всю жизнь молил о чуде.
Искал за годом год,
Заглядывая в лица.
Как страшно: жизнь пройдет,
А чуда не случиться!
И вот проистекла
Из тезы антитеза.
Стекляннее стекла.
Железнее железа.
Судьбой была дана
Ему такая милость:
Явилась явь из сна,
И чудо воплотилось!
Забил родник живой,
Поля омылись эти ль?
Тихонько вскрикнул «ой!»
Нечаянный свидетель.
А он молчал. Назло.
И чуду скучно стало.
«Ну ладно, я пошло», —
Оно ему сказало, —
«Вздохну издалека.
Ну что ж, мешать не буду…»
«Угу. Пока-пока».
Чудак ответил чуду.
И вот уже вдали
Оно в пыли дорожной.
О чуде не моли
Слепой и осторожный!
Пройдет как первый снег,
Его затопчут люди.
Нелепый человек.
Всю жизнь молил о чуде.

 

* * *

Всё яснее вижу я
Близость рубежа,
Осень — кошка рыжая
Шествует, шурша.
Глаз янтарный жмурится,
Вьется листьев хвост,
В ярких вспышках улица
Наискось, вразброс.
А реки холодное
Чёрное стекло
Золото залётное
Сплошь заволокло.
Словно ветер яркою
Свил её фатой
Как подругу старую
К свадьбе золотой.
Ширится — сужается
Улица в зрачке,
Город приближается
К праздничной реке.
Ей дорога дальняя,
Льётся не спеша
Красота прощальная,
Близость рубежа.

 

* * *

За мир, весну, за белый свет, за Божью милость,
Молитв не зная, много лет я так молилась:
Душа, душа, живя, дыша, не спи, не кисни!
Воскресни, каждая душа, еще при жизни!
Воскресни именно сейчас, на самом деле,
Еще не поздно, в этот раз и в этом теле.
Поверь же, время не ушло. Оставь сомненья!
Проснись. Впитай в себя тепло для воскресенья.
Глазами теплыми взгляни на все, что рядом
И все, что в холоде, в тени согреешь взглядом.
Путь к воскресенью как узнать? Да все окрест — путь.
Душе не надо смерти ждать, чтобы воскреснуть.
Лишь с благодарностью в ответ, чтоб сердце билось
За мир, весну, за белый свет, за Божью милость!

 

* * *

Век бы так стоять празднично и праздно,
Чтоб в блаженный вздох легкие свело.
Я за каждый луч к солнышку привязана,
Сквозь меня текут холод и тепло.
Все читаю жизнь в сутки по страничке, но
Засияет свет —
Сквозь меня звенит теньканье синичкино
Сразу многих лет.
Словно продолженье моего озноба
Веточек дрожь.
Кончиками пальцев проведу
по сверкающей шубке сугроба,
Ах, как хорош!
Сладкое слово рот щекочет:
Блан-ман-же.
А от меня опять чего-то кто-то хочет:
«Мам, ну, мам, же»!
Тянет ребятня к горке облюбованной,
И пора домой.
Как завороженной, как мне заколдованной
Трудно быть живой!

 

* * *

В упоительном женском расцвете,
В полулете и полувесне
Я могла бы Вас встретить, но встретить
Вас случилось по осени мне.
Ливень листьев прольется и схлынет,
Дождь пройдет, и просыплется град,
Только нас никогда не покинет
Ощущение прошлых утрат.
Да, с годами ясней понимаешь:
Волны жизни не двинутся вспять,
И чем больше друзей обретаешь,
Тем приходится больше терять.
Все уходят в пределы иные,
И утрат, как ни грустно, не счесть,
Наши близкие, наши родные,
Наши самые, что ни на есть…
И пока что неведомой датой,
Чью-то жизнь расколов на куски,
Сами станем мы чьей-то утратой
И причиной для чьей-то тоски.
Их все меньше и меньше на свете,
Тех, кто мог вспоминать обо мне,
В упоительном женском расцвете,
В полулете и полувесне.

 

 

 

©
Ирина Горнова — микробиолог по образованию. После окончания биофака МГУ и аспирантуры получила дополнительное к высшему образование искусствоведа в МГХПА им. С. Г. Строганова. Стихи пишет с раннего отрочества. Публиковалась в литературном журнале Союза писателей Москвы «Кольцо «А»», журналах «Истина и жизнь» и «Дорога вместе». В 2001 году вышел первый сборник стихов автора «Путь к себе и всяческая отсебятина», благодаря которому Ирина вошла в число дипломантов литературного конкурса «Живое о живом», посвященного 110-летию со дня рождения Марины Цветаевой. Второй сборник вышел в 2020 году.

 

 

Если мы где-то пропустили опечатку, пожалуйста, покажите нам ее, выделив в тексте и нажав Ctrl+Enter.

 16