Слово на ладони

 

В этой подборке представлены стихотворения слепоглухих поэтов — участников литературного конкурса «Со-творчество». Конкурс возник в 2019 году, когда мы, в фонде поддержки слепоглухих «Со-единение», задумались о пишущих слепоглухих людях: чаще всего они писали в стол; их тексты были доступны лишь близким и были прочитаны, в основном, ими же, крайне редко за пределами сообщества. Лишь некоторые публиковались в изданиях ВОС и ВОГ, ещё меньше — в изданиях «для зрячеслышащих» людей. Я беру эти слова в кавычки, поскольку в творчестве нет понятия «слепоглухой» или «зрячеслышащий».

Я не хочу отделываться максимой Экзюпери о том, что зряче лишь сердце. Важен тот опыт, который автор вкладывает в текст: стихотворение, рассказ, эссе и т. д. И у слепоглухих людей этот новый опыт есть. Ирина Поволоцкая, участница первого конкурса, а потом член жюри, спросила меня: вы публикуете мои стихи потому что я слепоглухая, или потому, что это поэзия? Это сакраментальный вопрос — из плоскости личного достоинства. Нельзя проводить ни один конкурс из жалости, нельзя устраивать песочницу для игр, предназначенную для людей, которые со всей ответственностью и со всем страхом относятся к своей работе.

А вот, например, её стихотворение с этим самым новым опытом:

Радуют встречи,
Которых не ждёшь.
И от рук человеческих —
Теплеет в душе.
Неожиданно теплый
Внимания круг —
Улыбаюсь сердечности
Ваших рук.

«Сердечность рук» — кто из зрячеслышащих мог так написать? А для слепоглухих людей это и уши, и глаза. И говорят они из руки в руку. Например, с помощью жестового языка, дактильной азбуки, дермографии, метода Лорма и др. Поэтому слепоглухих людей нельзя назвать слепоглухонемыми — у них есть языки.

И у них есть стихи и проза — без каких-либо оговорок и скидок. И подборка, выбранная для публикации в этом номере «Дегусты», собрана на равных правах со всеми другими авторами, а не потому, что наши авторы — слепоглухие.

Потому что это стихи.
В первых и в главных.

Что ещё сказать о конкурсе? В нём четыре номинации: три для слепоглухих людей, а одна о слепоглухих/слепоглухоте для всех желающих. Каждый год мы отбираем лучшие работы, присланные на конкурс, и отправляем в литературные журналы и альманахи. И там они смотрятся — как минимум — не хуже прочих. В 2021 году мы выпустили антологию текстов о слепоглухоте «Я-тишина», в которой слепоглухие авторы опубликованы на равных правах и основаниях (литературных) вместе с Ольгой Седаковой, Оксаной Васякиной, Ильём Каминским, Хельгой Ольшванг, Владимиром Аристовым, Виталием Пухановым и другими. Нам — и мне лично — крайне важно это пространство: равноправия. Как и в этой публикации, собранной абсолютно по такому же принципу.

Владимир Коркунов

 

Евгения
Смоленская
Москва/Троицк

лауреат I степени конкурса
«Со-творчество» в номинации «Поэзия»

Я хочу говорить о дожде

Я хочу говорить о дожде:
О весёлом, апрельском и гулком,
Как смеются ручьи в переулках,
И топорщатся лужи везде.

Капли тёмно-сиреневых туч —
Я хочу их насыпать в ладони,
Вспыхнет свет на седом небосклоне,
Нанизав эти капли на луч.

Я хочу тебе дождь рассказать…
Пусть слова все не те… Ты послушай!
Дождь струится спокойствием в души,
Чтобы солнцу счастливей сверкать.

А я по-прежнему легко живу

А я по-прежнему легко живу
В своём заоблачно-лазурном мире,
Завесив окна снами наяву
В уютно-тёплой городской квартире.

Где каждый вечер трепетно звучат
Красивые и нежные романсы,
И муза мне порою невпопад
Диктует странные стихи и стансы.

Где по утрам, дразня рассветный луч,
Летает запах кофе шаловливо.
Всё, как и прежде, средь житейских туч
Я неизменно остаюсь счастливой.

 

Алексей
Пижонков
Казань
лауреат II степени конкурса
«Со-творчество» в номинации «Поэзия»

Тореадор
(баллада о Мануэле Гонсалесе)

Гудел Мадрид, как раздражённый улей,
Помехой не был даже сильный зной.
Среди Мигелей, Карлосов и Джулий
Летела новость с птичьей быстротой.
И кто-нибудь, немножечко печалясь,
«Да, очень жаль!» — вздохнув, произносил.
В последний раз тореадор Гонсалес
В тот вечер на арену выходил.
Толпа бежала, как собачья свора,
Кровавой жертвы жаждала она…
И только сеньорита Леонора
Дрожит и неестественно бледна…
Любой обет ей кажется напрасным,
Молитва замирает на устах,
Теснится грудь предчувствием ужасным,
И смертная тоска в её глазах…
Ах, этот взгляд, дурманящий без хмеля,
И губы, обещающие рай…
Не ими ль ты пленила Мануэля,
Забывшего друзей весёлый грай,
Забывшего полночные пирушки
И чаровниц призывный омут глаз…
Не ради ль своей маленькой подружки
Он взялся за клинок в последний раз…
Шумит народ, приветствуя кумира,
А он спокоен, собран, величав.
Он здесь король, он здесь владыка мира!
Плащ в боевых отметках на плечах.
А враг могуч и всё сильней ярится,
От бешенства утраивая пыл…
От рога великана-иберийца
Не каждому уйти достанет сил…
Вот мчится бык, меж ними меньше метра,
Уж неминуем, кажется, исход…
Но нет, не зря он носит званье мэтра!
Гонсалес нападает, колет, бьёт…
Он панике безумной не подвержен,
Рука с клинком, как будто монолит…
Мгновение — и враг его повержен!
Крик тысяч глоток в рёв единый слит.
К нему сейчас устремлены все взоры,
Но он с презреньем смотрит на толпу.
Он ищет взгляд малютки Леоноры,
Что обещала с ним связать судьбу.
Она глядит и веря, и не веря,
Он жив, её возлюбленный герой!
Он одолел чудовищного зверя —
И он принадлежит лишь ей одной!
Творцом её услышаны молитвы,
Теперь конец страданиям, тоске…
Вот победитель беспощадной битвы,
Вот туша великана на песке…
Но, Боже, неужель ей это снится?..
Сжал сердце ужас ледяной рукой…
Зашевелилось тело иберийца…
Он поднялся… Он рядом… За спиной!..
«Ах, обернись» — но друг её не слышит,
Он славой и триумфом упоён…
А смерть уж близко, смерть в затылок дышит,
И жребий Мануэля предрешён…
Потомок диких туров торо браво,__
ярости и боли заревев,
Не посрамил былую рода славу
И в бой последний ринулся, как лев.
Противник глуп, победу торжествует,
Но он недооценивал врага…
Рывок — и сердце бешено ликует, —
Его обидчик поднят на рога!..
И пусть теперь слабей сердцебиенье,
Он слышал в час погибели своей
Соперника предсмертное хрипенье
И крики изумлённые людей…
Мгновение назад они смеялись,
Теперь повсюду тишина стоит…
И некогда тореадор Гонсалес
Над ними в небе ангелом кружит…
Такая вот трагическая шутка,
Таков людской жестокости венец…
Но как же наша бедная малютка?
Расскажем всё, как было, наконец.
Она кричала, билась в исступленьи,
Себе грозилась выстрелить в висок,
Рыдая, опускалась на колени,
И слёзы с кровью смешивал песок…

* * *

«А что потом?» — вы спросите, сеньоры —
Забылось всё, как прошлогодний снег,
И через год на свадьбе Леоноры
Гуляли полтораста человек.
Но память не прошла о той корриде,
Запечатлелась в камне на века:
Стоит доныне памятник в Мадриде —
Скульптура человека и быка.
И ты, читатель, если ненароком
Отправишься в сей достославный край,
Постой пред ней в молчании глубоком
И от меня поклон ей передай.

 

Алекс
Гарсия
Сан-Луис-Гонзага
Бразилия

лауреат III степени конкурса
«Со-творчество» в номинации «Поэзия»

                                        перевод
                                                 с португальского
                                                Анны Орлицкой

Мечты слепоглухого

Я мечтаю, что однажды… я перестану быть таким
«невидимым» для человечества.
Я мечтаю, что однажды… человечество вернет себе
потерянное терпение.
Я мечтаю, что однажды… человечество обретет мудрость
и поймет мой способ общения.
Я мечтаю, что однажды… человечество снова станет близким,
как в древности.
Я мечтаю, что однажды… человечество освободится
от предрассудков и сможет без страха прикасаться ко мне.
Я мечтаю, что однажды… я перестану быть «еще одним
кирпичом в стене», как пела группа Pink Floyd
в песне «Another brick in the wall».
Я мечтаю, что однажды… мне не нужно будет
«пить из одного источника», как сказал Карл Юнг,
один из основателей современного психоанализа.
Я мечтаю, что однажды… человечество перестанет считать
слепоглухоту самым страшным состоянием.
Я мечтаю, что однажды… человечество поймет,
что «быть одиноким» не значит «быть покинутым».
Я мечтаю, что однажды… я распространю идею,
что «одиночеством», которое навязывает нам слепоглухота,
можно наслаждаться, потому что мы перестанем бояться себя.

 

Галина
Ушакова
Сочи/Кингисепп

шорт-лист конкурса «Со-творчество»
в номинации «Поэзия»

Покров

В корочке ледяной ветви, уже черные.
Инеем обсыпаны травы, ещё живые.
И утром, просыпаясь, ёжишься от сырости
И торопливо кутаешься в теплый платок.

Жухлой желтизной листья под ноги стелются.
Острым узнаваемым запахом тлена полон воздух.
Рябина, видишь, в красных красуется монистах,
И сладок на дачах аромат яблок поздних.

Дожди все чаще и сильнее размывают слезами краски
На потускневшей палитре улетевшего лета.
Угасли огоньки припозднившихся цветов,
Ночи ещё длиннее, рассветы все затяжнее —

И совсем, совсем не хочется дневной суеты.
Смотришь на лик Богоматери светоносный
И любить хочется, и жалеть, и ближним служить.
Свечу зажжешь в заветном углу пред Её иконою,

Сердце, кольнув, отчего-то забьется сильнее,
Взгрустнется от тяжести дум греховных
и мечтаний несбыточных,
И губы твои тихо шевельнутся в робкой молитве:
Покровом защити, охрани, Матерь Божия,
От невзгод житейских да страстей губительных,
От предательства и тяжкого часа смертного.
Даруй смиренным и немощным, Матерь Божия,
Терпение и кротость, любовь и ещё раз любовь…

 
Тени

Как-то странно кругом…
Мир теней — плотной стеной.
Контуры.
Силуэты.

Тени всегда серы. И, кажется, все —
Как сквозь папиросную бумагу…
Так и мне нынче видится
Мир теней.

Сквозь белесую мглу
Еле различимы линии домов.
Силуэты.
Контуры.
Люди — ускользающими тенями.
И в полдень
Тени от теней той же густоты.

Тени мелькают, струятся, дрожат,
И не поймать сознанию моему
Тень, исчезающую, растворяющуюся
В тусклом тумане взгляда.

Цвета?
Только белый и черный.
И все оттенки серого.
Но в памяти прячутся цвета
Родных глаз,
Неба аквамарин, реки сапфир,
Крови киноварь,
Земли умбра
И изумруд трав, радуга цветов —
И сильнее, сильнее
Запахов власть.

Как жить, как дышать
И думать
В мире множества теней?

Тени вчерашнего — тени сегодняшнего
И завтрашнего тени — сегодняшнего отсвет.

Звуки и цвета потеряв,
Самому бы не стать
Для себя Тенью…

 
Мечты-бабочки…

Мечты неуловимы.
Мечты порой — как бабочки,
И порой — перелетают в явь.

Бывает, мечта, сбываясь, становится нежеланна.
С мечтою своей осторожнее быть надо.
Сладкие грёзы себе разрешая,
Горечью слёз иссушить можно сердце чужое.

Мечтать, говорят, не вредно,
Но всё же — удержись высоко подниматься —
Солнца лучи гордецам уж калечили крылья.

Мечты, бывает, до безумья доводят,
Бывает, и счастье безмерное дарят.
Как угадать? Кто исчислит расплату и цену?

И бабочки, как мечты, порхают над цветами,
И мечты, как бабочки, воздушно парят.
И мысли уносятся вдаль и ввысь.
Ты умеешь мечтать?
Значит, счастье умеешь ты видеть.

Да, благоразумье полезно душе.
Но провожаешь облака взглядом долгим —
И сердце вспорхнёт из груди — неизвестно куда…
Оживить ли сумеешь мечту или грёзам последуют грёзы?

День промчится в мятежной тоске
И в круговерти дел бездумно бежишь,
Но сядешь вечером тихо под торшером —
И мечты вокруг — как бабочки…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Если мы где-то пропустили опечатку, пожалуйста, покажите нам ее, выделив в тексте и нажав Ctrl+Enter.