Михаил Харит ‖ История с привидением

 

Отпуск может быть разным. Одни любят жёсткое доминирование гида, норовящего извести подвернувшуюся жертву. Другие предпочитают лежать в позе трупа под пальмой, слушая сплетни соседей по пляжу. Кто-то обожает длительные пешие походы, вспомним прогулку Моисея из Африки в Азию. Иные мечтают похудеть и отправляются в морское путешествие, где за первые три дня теряют половину живого веса.

Но это простые люди. У особых — свои причуды. Депутат — боярин, свет Владимир Константинович, миллиардер, меценат, супостат и сумасброд испробовал всё. Он совершил кругосветное путешествие, где изрядно потрепал нервы сомалийским пиратам. Побывал в Антарктиде и Антарктике. Пингвины и белые медведи до сих пор вздрагивают. Летал на воздушном шаре в Африке и покорял Гималайские вершины, по дороге убедив тибетских лам, что бога нет. В числе его любовниц были отборные стервы всея Руси. Была и знаменитая брюнетка-интеллектуалка Василиса, и блондинка, известная знатокам как Марья-Искусница. Он уважительно относился к любви: сильное святое чувство, которое следует беречь и не тратить понапрасну. Поэтому любил только себя.

Но в итоге, жизнь оказалась пресной. Крохотная, вдоль и поперёк объезженная планета. Женщины, при всём их многообразии, не удивляют. Друзья — давно в тюрьме. Бизнес — подобно вампиру сосет кровь. Хотелось чего-то совершенно иррационального, неправдоподобного, даже страшного. О чём перед смертью можно вспомнить. И вздрогнуть.
Все желания рано или поздно находят ответ, хотя не всегда такой как ожидалось.
Адъютант его превосходительства холоп Алексашка носился по Москве, пытаясь отыскать новое невероятное приключение для шефа. И однажды нашёл…

Пред светлы очи предстала так себе дама, немолода, да неказиста. Но то, что она сообщила плохо поставленным шёпотом, было неожиданно:
— Замок с приведением в Шотландии. Предлагают ночёвку в проклятой башне. Там злобный призрак. Были реальные случаи смерти. Говорят, «Потрясающие впечатления!»
— Кто говорит? — уточнил боярин.
Дама задумалась:
— Выжившие. Но их мало….
Глаза собеседницы ушли в сторону, как подгулявший кот.
Владимир Константинович заскучал. Тётка явно врёт. Либо фокусы какие-нибудь, либо того хуже: мафия убивает людей, разбирая их на органы.
Холопа Алексашку надо примерно наказать, что бы не дурил попусту.
— Пошла отсель вон, — ласково напутствовал он даму.
Та вскочила испуганной птичкой и рванулась к двери.
И тут чёрт, который бродил где-то рядом, ткнул боярина под ребро.
— Стой! — вдруг рявкнул вдогонку.
Тётка затормозила, перепугано оглянувшись. Повернуться она не решилась, так и застыла спиной, как окаменевшая жена Лота.
— Сюда иди…
Его голос действовал, как взгляд удава на обезьяну.
Дама зачаровано приблизилась.
— Всю информацию дай Алексашке. Он проверит. Врёшь — накажу. Правду сказала — награжу.
Голос у дамы пропал, лишь икнула.

Через неделю дотошный Алексашка представил отчёт. Замок с привидениями действительно существовал. Имелись загадочные смерти.
В этом году умер гость. Врачи диагностировали сердечный приступ, возможно от испуга. Проведённое расследование не дало результатов. Комната была надёжно заперта. Все находящиеся в замке имели алиби. Единственное, что смущало следователей: на жертве предусмотрительно был надет памперс. Но, в конце концов, могли быть проблемы со здоровьем, что подтверждало версию врачей. Дело закрыли.

На прошлой неделе владелец тайно выставил ночь в смертельно опасной комнате за огромные деньги. Устроил аукцион.
Названная безумная стартовая сумма почему-то убедила Владимира Константиновича в серьёзности происходящего. Успешный опыт ведения крупного бизнеса убеждал, что такие деньги на фокусы не спишешь.
Чёрт продолжавший бродить недалече, вновь толкнул под руку. Похоже разум боярина всё дальше уплывал от берегов здравого смысла:
— Оставь папку, посмотрю на досуге, — только и сказал он. А ведь мог бы высечь тупого холопа для прибавления ума.

Жизнь часто делает неожиданные повороты. Только думаешь, что на руках все козыри, как мироздание решает сыграть с тобой в шахматы.
В тот день Владимир Константинович получил пренеприятное известие. Проведённое медицинскими светилами обследование показало у него болезнь, гадкую, подлую, к смерти неминучей ведущую.
Нельзя сказать, что наш герой был робкого десятка. Он привык подчинять себе всё, включая судьбу. Хотя понимал на какие коварства та способна. И всегда ожидал подвох. Многие считают крупных бизнесменов параноиками, но это не так. Параноики подозревает, что все желают им зла. Бизнесмены это знают.
«Будь готов!» — предупреждает мироздание.
«Всегда готов!»
Владимир Константинович выпил пол кубка водки и позвонил Алексашке:
— Готовь Шотландию. Через неделю еду…

Всего несколько слов, но в то же мгновение пришли в движение шестерёнки судьбы, нити волшебных клубков начали разматываться, сапоги скороходы готовили запрос на визу, скатерть самобранка срочно забралась в стиральную машину: в дальней дороге следует блистать чистотой. Сотни холопов, воевод, банкиров и чиновников засуетились.
Владимир Константинович допил кубок. Набрал номер:
— Серёженька? Это я… Тоже рад тебя слышать… Давно-давно… Найди мне девку особую… Какую особую? … Такую, что б чертей не боялась… Нет… Нет… Отмороженную не надо… Наоборот… Ты — дурак?… На хрен такая? … Ну может быть… Что б в ад со мной пошла без страха… Когда? … На следующей неделе…Я тебе доверяю… Ну давай, давай. Обнимаю.
Он закончил разговор.

Безумец сидевший внутри его разума наконец почувствовал долгожданную свободу. Впереди была короткая, но яркая жизнь!

Светлана, представленная Серёженькой, оказалась прозрачна и холодна, как призрак. Скользила рядом, поглощённая потусторонними делами, красивая тревожной неземной красотой. Положи в гроб, укрась цветами и можно подъезжать сказочным принцем на коне с волшебным поцелуем. В роли «охотника за привидениями» она явно была внедрённым агентом.
— Ты словно ангел из преисподней, — одобрительно осмотрел её Владимир Константинович
Девушка согласилась:
— Ангел — такой же, как я, только ангел.
Слова девы пришлись в пору боярину, и она была одарена благосклонным шлепком.

Всё приходит в свой черёд. Настал день «Х».
Личный серебристый ковёр-самолет доставил прямиком в Эдинбург.
В Шотландии по древнему обычаю шёл унылый дождь, шепчущий мрачные обещания.
Таинственный замок скрывался на лесистом холме, у подножья которого раскинулась долинка, покрытая комками мокрой свалявшейся ваты, при ближайшем рассмотрении оказавшимися пасущимися овцами. Животные выказывали философское безразличие к жизни. Растительность, напротив, была беспричинно агрессивной. Деревья и кусты хлестали друг друга ветками, обнаруживая искусство опытных бойцов.

Здание выглядело так, будто архитектору дали указание построить нечто максимально зловещее и мрачное. В самых неожиданных местах из стен торчали жуткие лики каменных чудовищ. Некоторые шли в комплекте с телами, разглядывать которые в преддверие ночи вообще не хотелось.

Грозные башни с колючими шпилями лепились друг на друга. Жерла древних пушек выглядывали из амбразур. Многочисленные бойницы и тайные щели готовы были выплеснуть кипящую смолу. Даже самый отважный посетитель чувствовал, что по сравнению с этой безжалостной силой, он — маленький и легко убиваемый. И нет у него ни боевых башен, ни кипящей смолы, лишь как в детской считалке: носик, ротик, оборотик…
У огромного крыльца, похожего на древнюю гробницу, встречал импозантный управляющий, полный внутреннего достоинства. Не у всякого герцога увидишь такой орлиный взгляд и твёрдую линию губ.
Неожиданно из дверей вывалился ещё один персонаж, похожий на страшного древнего старца. Только ещё старше и страшнее.
Тренированные добры молодцы охраны мгновенно выдвинулись из-за спины Владимира Константиновича, заслоняя шефа.
— Это ваше хвалёное приведение? — уточнил Владимир Константинович.
— Это Джонни. Он позаботится о багаже. Не беспокойтесь.
Добры молодцы расступились.
Старец, громко хромая, протащился к машинам и протянул дрожащие руки к чемоданам. Судя по сгорбленной спине и прерывающемуся дыханию, это были его последние дни.
Воевода повернулся к боярину:
— Старик сейчас помрёт…
Неожиданно Светлана уверено произнесла:
— Ставлю сотню, не помрёт. Он здоров, как бык. Это всё спектакль.

Владимир Константинович уважал старость. Он никому не продал бы своего дедушку за понюшку табака. Хороший дедушка стоит намного дороже. Он с удивлением взглянул на спутницу. Ничего не сказал, лишь кивнул.
Вслед за величественным управляющим они поднялись по ступенькам, и оказались в огромном холле, с резными дубовыми панелями. Украшений было так много, будто безумец с лобзиком прокрался сюда и на славу порезвился.
Пока гости озирались, дотащился и Джонни, увешанный грудой чемоданов. Крупные капли пота катились по изнеможённому лицу.
Светлана победно кивнула. Она сунула купюру в мгновенно подставленную руку и на хорошем английском проговорила:
— Молодец! Выиграл мне сотню. По праву твоё.
Джонни принял деньги с достоинством: «Спасибо, мадам». При этом его голос заметно окреп, дыхание стремительно возвращалось в норму, глаза открылись, морщины разгладились.Тело старца распрямилось. На глазах происходило чудо преображения. Перед ними стоял плотный крепыш средних лет.
Воевода хмыкнул. Владимир Константинович опешил. Светлана засмеялась:
— Он так щедрые чаевые зарабатывает. Хитрец, но хороший актёр…
Поздний ужин был сервирован в мрачной столовой, освещенной лишь пылающими дровами в огромном камине, да многочисленными свечами в массивных бронзовых канделябрах. Боярин милостиво разрешил охране присоединиться к трапезе.
Прислуживала пожилая горничная, похожая на усатую мышь.

Пламя не создавало свет, а скорее наполняло пространство пляшущими тенями. Они выскакивали из тёмных углов в такт вспышкам камина и неумолимо наступали всё ближе и ближе. Особо наглая и уродливая подкрадывалась, размахивая топором.
Голодные молодцы охраны налегли на баранину. Светлана меланхолично следила за манипуляциями кошмарной тени, дожидаясь кровавой развязки. Владимир Константинович пил вино, которое оказалось весьма отменного качества. Из недр замка раздавались странные звуки, похожие то ли на всхлипы, то ли на тихий смех.

За окном совсем стемнело, но луна боялась выходить на небо. Лишь исступлённо выл ветер, да деревья продолжали свою потасовку. Жалобно скрипела мебель, кряхтел старый пол. Тут и часы пробили одиннадцать. Их бой был тихим и таинственным, он напоминал о кладбище по соседству, где уже заперли старую дверь в часовенку. И никто не нарушит спящих в могилах в глубокой бездне за гранью этого мира.
Владимир Константинович улыбался, ему нравилось безумие происходящего.
После ужина горничная-мышь поспешно повела гостей по тёмным переходам в спальню. Тяжёлая дверь открылась, как ворота в склеп.
Воеводе с добрыми молодцами были поставлены кресла в коридоре.
— Людей не пропускайте, — напутствовал охрану боярин.
— А не людей? — уточнил воевода.
— Этих можно. Для того и приехали.
Большая комната с огромной кроватью под тяжелым балдахином встретила мрачной гнетущей тишиной. Казалось она насторожено и враждебно смотрит на пришельцев.
Охрана тщательно осмотрела спальню. Под кроватью — никого, в шкафу — никого, даже в халатах, висевших в ванной и имевших какой-то подозрительный вид — никого. Потайных дверей не обнаружили.
Молодцы пожелали спокойной ночи и вышли.

Кровать поначалу казалась холодной и неприветливой. Молодое тело Светланы слегка согревало, но не более того. Ближе к полуночи Владимир Константинович привык к подушке, между ними возникла незримая связь, похожая на супружескую. Она поддавалась, когда он надавливал. Под закрытыми веками побежали тени и сон стучался в разум…
Наверное, он уснул.
Неожиданно показалось, что слышит шаги у окна. Кто-то позвал его.
Владимир Константинович нашарил рукой выключатель. Свет пронзительно ударил по глазам. Комната была пуста. Светлана спала, свернувшись в тёплый комок.
Он поднялся, подошёл к окну и заглянул за тяжёлые шторы. Ночь неприятно вглядывалась в освещённую комнату. Никого.
Потом подошёл к двери. Аккуратно приоткрыл и выглянул в коридор. И тут по-настоящему испугался. В креслах виднелись окровавленные трупы охранников. Тягучие бордовые капли стекали на паркет, образовав приличную лужу.
Владимир Константинович закричал и проснулся.
Вокруг — темнота. Лишь кто-то лежит рядом. Хотелось надеяться, что это — Светлана. Он осторожно провёл рукой по простыне, боясь ощутить кровавую липкость. Нет, сухо. Протянул руку дальше и почувствовал тёплое женское бедро. Погладил. Девушка шевельнулась гибкой кошкой. Ночной кошмар стыдливо отступал.
На всякий случай он зажёг свет. Мало ли кто может прятаться под одеялом.

Разбуженная Светлана не проявляла обычной для женщин в такой ситуации раздражительности, а напротив, мягко раскрыла тёплые объятия. В её глазах застыло потустороннее спокойствие и лишь волосы как-то странно шевелились. В сочетании с белоснежной, будто обескровленной кожей это внушало ужас. Но и неожиданное вожделение. Их любовный акт был коротким и неистовым. Словно в глубине разума снесло тормоза.
Владимир Константинович отметил, что позы, которые использовали, оставляли входную дверь в поле зрения. По крайней мере для него.
Когда они разорвали сцепление тел, где-то далеко часы пробили первый час ночи. Почему-то это насторожило.
Владимир Николаевич предложил:
— Может быть не гасить свет?
— Как хочешь. Я в душ.
При сиянии ламп уснуть не удавалось. Теперь в глаза назойливо лезли развешенные по стенам гравюры. Все сюжеты изображали средневековые казни: кому-то рубили голову, другого вешали, третьего четвертовали.
Владимир Николаевич подумал, что совершенно не помнит, что они висели здесь раньше. Вроде бы осматривал комнату тщательно. Неприятные мурашки наперегонки помчались по спине.
Появилась умытая, сияющая неземной красотой Светлана. Она поцеловала боярина в щёку, улеглась и, казалось, мгновенно уснула.

Тут Владимир Константинович увидел кота: большого, рыжего и чрезвычайно мохнатого. Откуда тут взялся кот? Он не помнил, что бы хозяин представлял их друг другу. Зверь, неприятно улыбаясь, приближался.
Вдруг он вновь проснулся. Было темно. Свет не горел. Он совсем запутался, что было во сне, а что нет? Секс со Светланой? Гравюры? Кот?
И всё бы ничего, но почему так жутко? Страх шёл по дому, осторожно ступая по полу, но как бы аккуратно он это не делал, где-то хрустнуло. Вот послышался тихий шорох. Вдали отозвалось странное эхо. И страх становился сильнее. Он уверенно шелестел занавесками, барабанил кончиками пальцев по оконному стеклу. Он по-хозяйски трогал двери и, казалось, дом оживал, наполненный тенями и нечеловеческой жизнью.
Владимир Константинович вновь включил торшер. Комната изменилась. Что-то не так. Помещение казалось просторнее. Далёкие углы тонули в темноте. Может быть опять ночной кошмар?

Ущипнул себя. Вроде наяву. Тут разглядел зеркало, которого раньше точно не было. Большое в человеческий рост, оно стояло напротив кровати и отражало явно не эту комнату. Вряд ли в спальне должны присутствовать горящие костры на бескрайней чёрной равнине. И уж точно не странный тип, появившийся за стеклом. Почему-то именно жуткий облик этого существа успокоил Владимира Николаевича. Обычный ночной кошмар. Можно смотреть, как кино, потом проснуться и забыть.

Существо приблизило к стеклу жуткую морду вервольфа и вдруг просунуло в комнату руку, которая выглядела мягко говоря неприятно: бледно желтоватая кожа, крепкие сухожилия, покрытые грубыми черными волосами. Ногти росли прямо от кончиков пальцев — скрюченные, острые, серые, ороговевшие и потрескавшиеся.Страшилище скособочилось и принялось вылезать из зеркала, ворча и похрюкивая.
Через мгновение призрак оказался на полу спальни в паре метров от кровати. Он выглядел бы вполне хрестоматийно, если бы не забавная деталь. Чресла прикрывала обычная медицинская марлевая маска. Это выглядело также нелепо, как носки на нудисте.
Сон оказался весёлым. Владимир Константинович улыбнулся.
Заметив улыбку, призрак мрачно заметил:
— Милостивый государь, расскажите, что здесь смешного и посмеёмся вместе.
Владимир Константинович отважно вступил в диалог:
— ЭТО обычно носят чуть-чуть выше. На носу.
— С сожалением должен признать — не смешно. Некоторые добрые люди с неудачным чувством юмора чуть-чуть не доживают до утра. — Призрак сделал краткую, но значительную паузу и продолжил: —То, что вы назвали словом «это» — называется паховой повязкой. И причиной её ношения является болезнь, доселе неизвестная. Недуг вызван напастью, называемой «вирус ЗАСР».
Владимир Константинович задумался. Если бы дело происходило не во сне, он бы поспешил отойти от собеседника, а заодно и проветрил комнату. Но стоит ли бояться заразиться от вымышленного персонажа. Казалось вервольф понял его сомнения:
— Успокойтесь, ничего страшного. Всё не так трагично, как кажется. Не так страшен чёрт, как байки о нём. ЗАСР — обычный желудочный грипп. Скажу вам по секрету — его и нет вовсе. Наши лучшие во вселенной медики с ног сбились, пытаясь доказать существование заразы.
— Как это?
— Вы же понимаете, любезный друг. Раз начальство постановило, что ЗАСР есть и очень опасен, так тому и быть.Сказано: «носить повязки» — носим.
— Для чего?
Призрак удивлённо взглянул на собеседника:
— Давайте сделаем так: я ещё раз объясню. И мы продолжим нашу увлекательную беседу дальше.
Владимир Константинович молча кивнул. Похоже ночью мозги действительно работали хуже.
— Итак мы пришли к пониманию, что мой мир поражён неизвестным желудочным гриппом. При обычном гриппе протекает нос, а здесь «насморк» из другого места. Поэтому — нужно носить паховые повязки.
Вервольф победоносно взглянул на собеседника, но тот оказался безнадёжно туп. Поскольку вновь спросил:
— Но этот лоскуток ничего толком не прикрывает. Если не дай бог «чихнёшь», всю спальню загадишь. Извиняюсь.
Похоже у потустороннего пришельца было ангельское терпение. Он ответил:
— Кажется я уже пояснял, что гриппа — нет. И волноваться не стоит.
— А зачем повязка?
— Наличие повязки на чреслах безусловно никому не приносит вреда и лучше, чем ничего.
— Так нет ничего…
— Но так лучше…
Владимир Константинович попытался сложить факты, потом решил, что понять потустороннюю логику невозможно. Не стоит и пытаться. Хотя всякая бессмыслица имеет смысл. И всё, что кажется случайным, сделано нарочно. Может быть у них моду новую внедряют. Вкусы и взгляды легко дрессируются. Наконец предложил:
— Не пробовали памперсы носить? Такая штука одевается…
— Слава Всевышнему, мы сдвинули беседу с мёртвой точки! Я хорошо осведомлён о достоинствах памперсов. Именно поэтому нахожусь здесь и веду с вами крайне увлекательный разговор. Не буду лукавить: в нашем замечательном мире не выпускают памперсов, по причине отсутствия лицензии.Вопрос чести: не красть чужого.
Владимир Константинович не сдержался:
— Слышал, души воруют.
Вервольф аж посерел лицом от возмущения:
— Душами интересуются посланцы другого, не нашего, мира. И мне достоверно известно, что при совершении сделки всегда оформляется юридически выверенный договор. Главный закон мироздания — всё происходит сугубо добровольно.
Владимир Константинович задумался. Мозг бизнесмена включился даже во сне:
— Так купите у нас.
— Милостивый государь, рад, что между нами наладилось полное взаимопонимание. Разрешите представиться: чрезвычайный посол по закупке памперсов, сокращённо —Чепозап.
— Владимир Константинович.
— Очень приятно.
Собеседники церемонно поклонились.
Призрак продолжил речи:
— Некоторое время назад, я вёл переговоры с человеком из вашего мира.Но случилось непредвиденное. Представьте себе, тот тип предложил менять по объёму: упаковка памперсов — упаковка золота. А мне же миллионы упаковок нужны! Столько и золота не существует. Вот и вспылил! Вообще-то я добрый, если не злить. Но тут — наглое надувательство. Скажу откровенно, с моей стороны это было невоздержанностью: убил торговца и памперс на него надел. Неудачно пошутил…
Вервольф сокрушённо поник головой.
Неожиданно, за спиной раздался голос Светланы:
— Давай по-честному: один памперс — один грамм золота.
Владимир Константинович резко повернулся:
— Не лезь в мой сон с дурацкими идеями.
Светлана невозмутимо прошептала:
— Вообще-то 100 процентов прибыли на вложенный капитал. Мои десять процентов, если договоримся.
Пока Владимир Константинович прикидывал цифры, призрак довольно кивнул:
— Милостивая госпожа, как приятно иметь с вами дело. Это крайне разумное предложение.
Владимир Константинович как раз закончил подсчёты. Вроде так: миллион вкладываешь — сто получаешь. Неплохо. Он почувствовал, как девушка потянула его за рукав пижамы:
— Кстати, на всякий случай — это не сон.
Владимир Константинович опешил. Потрогал свою ногу, потом протянул ладонь к призраку. Он ощупал могучую грудь вервольфа с жёсткой колючей шерстью. Тот аккуратно отстранился:
— Мой друг, допускаю, что вы сторонник нетрадиционных отношений, но к сожалению, не смогу вам ответить взаимностью.
Боярин набычился:
— Следи за базаром. За пидера меня держишь? Не видишь — баба у меня в постели.
— Допускаю что возникло недопонимание.
Владимир Николаевич наконец сообразил:
— Так ты настоящий?
Призрак повернулся к Светлане:
— Мне представляется, что, ведя переговоры с вами, мы скорее придём к заключению сделки. Ваши мужчины видимо не быстры в принятии решений.
Светлана отрицательно качнула головой:
— Мой мужчина хороший бизнесмен. Просто растерялся.
Владимир Константинович соображал и потел. Ему было и жарко и холодно одновременно. Мысли путались. Призрак-засранец. Памперсы. Золото. Лучшие во вселенной медики. Бред полный. Но в этом что-то есть! Наконец пришёл к выводу, что тупит. Дело наклёвывается выгодное и пора брать быка за рога, что бы это не значило.
На всякий случай уточнил:
— Я — не её мужчина, а свой. — Затем продолжил: — Примем расчёт дамы за рабочую основу. Но у меня есть встречное предложение. Первая партия памперсов будет бесплатно, если ваши потусторонние медики меня вылечат. Смогут?
— Надеюсь у вас есть необходимые анализы?
— Конечно.
— Давайте сделаем так: завтра ночью приведу врача.
— А раньше нельзя.
— Увы, нельзя. Портал открыт с часу до двух. Вот и сейчас — время вышло. С сожалением, должен откланяться. До завтра!
Призрак исчез, а комната вновь приняла обычный вид.
Светлана невозмутимо потянулась и зарылась в одеяло:
— Спокойной ночи. Не забудь — мои десять процентов.
— Хорошо. Думаешь всё будет так просто.
Девушка пожала плечами:
— Всё просто, но совсем не так, как мы думаем. Надо выспаться. Нас ждут великие дела.
Владимир Константинович первый раз в жизни сообразил, что мужчины — чужие в этом мире, где правят женщины и демоны.
Сон снизошёл милостиво и даже слегка высокомерно.
Утром он изрядно удивил управляющего, тем, что попросил продлить пребывание в замке на неделю:
— Очень у вас хорошо спиться.
— Призраки не беспокоят?
— Их нет. Но я не буду выставлять рекламацию, просто буду наслаждаться отдыхом в таком замечательном месте.
— Конечно сэр. Думаю, этот вопрос можно решить к всеобщему удовлетворению.
После завтрака боярин отдал несколько команд о покупке памперсов. Удивлённому воеводе пояснил:
— Страшновато здесь ночью.
Тот промолчал.
К обеду приехал автобус, гружённый заказанным товаром. Невозмутимые охранники перенесли упаковки в спальню.

Чепозап не обманул. Делегация засранцев явилась ровно в час ночи. Оба в паховых повязках. Эскулап был костляв, худ. Убавь ещё десяток килограмм и будет чистый скелет. Он быстро просмотрел переданные бумаги и достал бутыль с мутным напитком, похожим на деревенский самогон. Отлил немного в чашку, задумчиво посмотрел на Владимира Константиновича и добавил ещё чуть-чуть. Потом сказал:
— Сударь, будьте любезны, протяните руку. Нужна капля вашей крови.
Владимир Николаевич неожиданно задурил:
— Душу мою заполучить хочешь? Надо подписать кровью?
— Не валяй дурака, — прошептала Светлана. — Какая к чёрту душа. Чистый бизнес. Ты же атеист.
Чепозап энергично взмахнул когтистой лапой:
— Клянусь честью! Не беспокойтесь о душе, нас интересуют только памперсы!
В это время эскулап сноровисто полоснул ладонь Владимира Константиновича острым когтем и капнул кровь в чашку. Потом тем же когтем размешал.
— Пейте сударь.
Он выпил. Судя по вкусу это и был самогон.
— Всё! — сказал врач. — Вы совершенно здоровы. Завтра можете сдавать повторные анализы.
Призраки проворно покидали упаковки памперсов в зазеркалье. Похоже они были в восторге и боялись спугнуть удачу.
Чепозап обернулся на прощанье и воскликнул:
— Господа! Мы крайне довольны ходом сделки. Клянусь, завтра я принесу сто килограмм золота, в обмен насто тысяч памперсов. Искренне надеюсь, что вы успеете подвести необходимое количество товара.
Ответила Светлана:
— Не сомневайтесь. Но послезавтра давайте увеличим поставки раза в три.
— Как приятно иметь с вами дело! — прорычал вервольф.

Закрутились насыщенные дни. Они довольно быстро скупили все памперсы в Шотландии и расширили зону закупок до границ Европы.
Светлана настояла на оформлении контракта по которому исправно получала десятину. Она имела коммерческую хватку питона: несуетливую, но неотвратимо крепкую. Владимир Константинович предполагал, что ещё в детстве, когда дедушка обещал ей на дни рождения кукол, она составляла договора и заверяла у адвоката.
Именно она договорилась о покупке замка у владельца. Тот до самой смерти боготворил милую русскую женщину, заплатившую ему неслыханную сумму за совершенно убыточное поместье. Да ещё невзирая на слухи о злобном призраке.

Владимир Николаевич неожиданно обрёл веру в Бога, который, как известно, неуклонно печётся о достойных. В свою очередь Всевышний устранял всех конкурентов и заботился о процветании бизнеса. Золото исправно заполняло хранилище контролируемого боярином банка.
Эскулап из потустороннего мира не обманул, волшебное исцеление произошло точно в обещанные сроки. Возможно Данте имел верную информацию, когда написал, что земных врачей после смерти отправляют в ад. Некоторые делают правильные выводы и меняются к лучшему.
В конце концов Владимир Константинович к собственному удивлению женился на Светлане. Друзья говорили, что он пляшет под её дудку, как кобра перед факиром.

Хочется закончить традиционной для любой сказки фразой: «Стали они жить поживать и добра наживать». С одним лишь уточнением — эта история не сказка. А чистая правда.

 

 

 

©
Михаил Давидович Харит — известный российский учёный, архитектор, доктор технических наук, профессор, писатель, лауреат государственных премий. Михаил Давидович Харит родился 2 июля 1955 года в Москве, в семье учёных. В 1977 году окончил Московский институт инженеров транспорта (МИИТ) и продолжил обучение в аспирантуре. В 1981 году защитил кандидатскую диссертацию, а в 2005 году- докторскую диссертацию и получил учёную степень доктора технических наук и учёное звание профессора. Работал в Научно-исследовательском институте транспортного строительства (ЦНИИС) в должности заведующего «Центральной лаборатории защиты конструкций от опасных внешних воздействий». В 1987 году возглавил крупный российский архитектурно-строительный холдинг «Интекс». В 1998—2001 годах, как архитектор, принимал участие в реставрации исторических зданий в России, Англии, Италии. Получил ряд патентов на новые технологии и материалы. В 1997 году за значительный вклад в развитие Москвы М. Харит был награждён медалью «В память 850-летия Москвы». Стал лауреатом Государственной Премии за создание новых технологий строительства. В 2001 году М. Харит опубликовал первый том Авторской Энциклопедии Архитектуры «Новый век российской усадьбы». В 2003 году «The New York Times» назвала Михаила Харита одним из самых успешных архитекторов-строителей России. С начала 2000 годов М. Харит начал проводить исследования в области влияния архитектурного стиля дома на здоровье человека с помощью разработанного им уникального математического метода. В 2005 году М.Харит опубликовал второй том Авторской Энциклопедии Архитектуры «Красивый дом. Архитектурные идеи разных стран». Был избран президентом «Объединённого фонда социально-экономических исследований, развития архитектуры, науки, культуры и искусства „Единство“ и принят в члены союза журналистов. Под его руководством издавался периодический журнал «Модерн», в котором публиковались исследования в области архитектуры, видеоэкологии, а также научные изыскания в области психофизики, философии, нейропсихологии и религии. Принимал участие в научных экспедициях в Антарктиду, на озеро Лох-Несс, в усадьбу Антуана Томсон д’Аббади, в Пиренеи, в земли катаров и басков, на Египетские пирамиды и Мёртвое море и в археологических раскопках в Израиле, Италии, Греции, Франции. Опубликовал цикл статей по философии, истории религий, каббале, теологии. В 2006 году М. Харит опубликовал монографию «Тайны святых писаний. Комментарии к Библии и Торе», а в 2008 году вышел третий том Авторской Энциклопедии Архитектуры «Знаменитые дома, замки, усадьбы». В 2015 году М. Харит опубликовал свой первый художественный роман «Рыбари и виноградари». Является мастером спорта по боксу, увлекается карате кёкусинкай и рукопашным боем.

 

Если мы где-то пропустили опечатку, пожалуйста, покажите нам ее, выделив в тексте и нажав Ctrl+Enter.