Выбор #дегустатора ¦ Из книги Анны Русс «Sторис»

 

#выбор_дегустатора — это личный выбор.

 

Анна Русс — «мать казанской поэзии», порвавшая публику на парижском слэме (2021) в зуме, последнее время убедительно выступающая с «феминистическими стендапами» — Анна Русс трагик. В аристотелевском понимании трагедии как высшего жанра поэзии. «Sторис» представляются вымышленными, но они же могут быть и воплощенными, основанными на реальных событиях. Ужасное и возвышенное у Русс — сиамские близнецы. Герой не ведает своей судьбы, ее рока. Он то слепой, как Эдип, то беспомощный, как Кассандра. Или как Орест — справедливо мстящий. Главный подвиг — жить. Со всем этим. Это возможно, если писать трагикомически. Самоубийство должно заканчиваться свадьбой. Как у пастуха Аминты. Сыном или дочерью Дворника при любом раскладе обязан быть каждый.

 

 

Русс, Анна Борисовна. Sторис / Анна Русс. — Москва: Эксмо, 2020.

***

Познакомьтесь с данным человеком
Он к кассирше тянется за чеком
Чтобы убедиться на все сто
Не переплатил ли он за что

Как его зовут, не так уж важно
Важно то, что под очками влажно
(А зовут, допустим, как меня)
С ним творится лютая херня

Он не в игры с вами тут играет
Он идёт домой и умирает
Отчего, как быстро и давно ль —
Данных есть у нас об этом ноль

Друг ли не позвал на день рожденья
Или просто провалил вожденье
Или тот, кому он доверял
Кинул на бабло и закирял

Это всё неважно, вы поверьте
Важно уберечь его от смерти
Важно, чтобы он остался жив,
По местам продукты разложив

Кетчуп и сосиски — в холодильник
Судака и клюкву — в морозильник
В шкафчик кукурузу и фасоль
В банку у плиты морскую соль

Соль морская — только где же море?
Моря нет, есть только соль и горе
Уксус и песок — под потолок
Три кило картошки — в уголок

Море, говорите? Говорите
Люди, люди, что же вы творите?!
Булку в тостер, сыр на бутерброд
Молоко в какао, плюшку в рот

А вот то, что в этой упаковке
Из ягнёнка, злаков и морковки
В миску возле двери положить

Он сворачивает к остановке
Важно, чтобы он остался жить.

 

*** 

Судя по тому, что говорят и пишут друзья,
Не один я
Закрывая глаза, вижу себя покачивающимся в петле
Всем неуютно, в Москве и Торонто,
Киеве и Шанхае
Всем, кто остался задней ногой
На щедрой русской земле
Хочется способ найти —
Раньше всех уйти
Обойти мдпшника и бывшего палача
Сироту и офисного работника 
Крымчанина и героинщицу
Учителя и врача
На этом ровном пути
Жёлтого кирпича
Повиснуть у всех на глазах —
Ноги в тепле
Голова в петле
Душа в аду
Язык наружу
Воротник в мыле
Ужасные пятна на теле
Не для того, чтоб обо мне наконец-то снова заговорили
А чтобы все эти славные люди
Снова жить захотели
А умирать расхотели.

 

БОГ НА ЛЮБОЙ СТОРОНЕ

Как тяжек бы ни был твой путь и измотаны нервы
Ты должен вернуть себе падшую душу гиневры
Отбить катерину у гоши, любить свою дочь
Забыть о калипсо и верности страх превозмочь

Трясутся колени и шаткое сердце тикает
Но видишь, что дождь многодневный за миг утихает
И думаешь, глядя на щедрое солнце в окне
Что сила есть вера и Бог на твоей стороне

Но время проходит и боль никуда не уходит
Того и гляди одичалое тело нашкодит
Нет, в целом был камнем и выдать готов на-гора
Но ты ли воистину всё это думал вчера? 

И вряд ли наутро ты заново сможешь родиться
И то, что ты делал во сне, никуда не годится
Ни силы, ни веры — но прежнее солнце в окне
И тут понимаешь, что Бог на любой стороне

 

ВОСЕМЬ ЧАСОВ ТАНГО

Видела во сне:
Концентрационный лагерь
Мужчины отдельно, женщины отдельно
Видят друг друга только случайно на улице через
                                                                    решётки

Общаются только в интернете
Некоторые из них влюблены друг в друга
Три пары, одна из женщин светловолосая
С длинной косой
Один из мужчин, прибывший позже всех
С длинными русыми локонами, остальные тёмные
Ни разу не смотрели друг другу в глаза
Но женщины держатся вместе
И мужчины вместе, товарищи по несчастью
Их мучители решают над ними поглумиться
Предлагают им вечеринку с танцами
Знают про их любовь
У них есть возможность самим выбрать любой танец
И протанцевать его, а больше
Уже никогда не увидеться.
И мужчины находят в сети
Что есть одна разновидность танго
Его танцуют восемь часов
И к нему специальная музыка на восемь часов
Надзиратели не могут взять слова назад
И влюблённые танцуют восемь часов подряд
Под флажками и искусственными цветами
Под дощатой сценой танцевального барака
Впервые дотрагиваются друг до друга
Рассказывают всё о себе
Стараются успеть побольше узнать
Все секреты, всё, в чём прежде было стыдно
признаться
Даже самим себе
Детские шалости
Первое враньё
Весь любовный опыт или его отсутствие
Восемь часов танго
И потом их, конечно, расстреливают.

Обо всём этом нам рассказала нянька того кудрявого
Она за ним ходила с детства
И отправилась в концлагерь вместе с ним
Вот она сидит очень старая
Рассказывает правнукам
А один из них, самый невменяемый, говорит:
Господи, если решишь и мне на старости лет
Подарить такой же маразм,
Лучше оставь его себе, правда.
А другой правнук, вменяемый
Говорит ему: замолчи,
Она же 30 лет просидела,
Ей тогда было вообще три года

Мне всё это приснилось
Ей было не три года, а больше пятидесяти
Вменяемый правнук ошибся

 

СЛОВА

Я не смогу изменить тебя никогда
Потому что земля — вода и вода — вода
Потому что любовь — вода и слова — вода
Потому что перед тобою встают и падают города

И срывается всякий плод и шатается каждый мост
И смолкает ветер, чтоб быть неслышнее звёзд
Потому что в груди сверчок и в глазах разгуляй трава
Потому что любовь — слова и слова — слова

 

СЛЕПОЙ ЧЕЛОВЕК

Я бы успел всё, что должен, и был бы свободен
                                                                     с этого дня,
Если б не человек, стоящий за плечом у меня,
Он говорит, я слепой, ничего не вижу, стою себе и стою,
И тянет ко мне поближе змеиную шею свою.
Почту ли проверяю или зёрна кофейные отмеряю,
Тезисы выдумываю или в ванной от тоски по тебе
                                                                        умираю,
Слепой человек всегда стоит за моим плечом
Говорит, ты сам за собой и подглядываешь, я тут при чём. 
Я бы мог любить тебя сильнее в тысячу раз,
Написать тебе сотни открыток с сотнями ничего
                                                              не весящих фраз,
Выложить под твоим балконом из самолётиков
                                                                    слово люблю,
Если зачихаешь, собирать по болотам клюкву и терафлю,
У тебя во дворе накатать отряд дружелюбных снеговиков,
Пронести в стихах твоё имя сквозь череду веков,
Но слепой человек стоит за моим плечом,
Говорит, ты сам себе и мешаешь, я тут при чём.

Говорит мне, не отвлекайся, заканчивай то, что начал,
Я ничего не вижу, считай, что я ничего не значу,
А я ложусь на диван и смотрю себе в потолок,
Если ты ничего не видишь, значит тебе невдомёк,
Что я мог бы двенадцать суток в далёких горах поститься,
А потом просветлённым в путь за мечтой спуститься,
Что я мог бы возглавить концерн по производству счастья
Для всех, кто за мной не смотрит, рядом со мной
                                                               не всегда, и отчасти
Я даже рад, что слепой человек стоит за моей спиной,
Позволяя мне быть собой,
Спасибо,
что ты до сих пор со мной.

 

ДВОРНИК

Старожилы не помнят снежной такой зимы
Спрашивается, при чём тут мы?
Из подсобок извлекаются лопаты, скрёбки, ломы.

Понимая, что нет глубины, а лишь высота у его паденья
Дворник Андрей Платонов озирает свои владения
И всё же думает: «Где я?»

Дома его держат за идиота,
Не понимают, зачем ему такая работа
Результат которой — не удовольствие от процесса, не
Деньги, а лишь мозоли и ломота в спине.

Два часа ежедневно он очищает от снега маленький
                                                                            пятачок
Получая за это едва ли не пятачок.
Наутро снег выпадает снова
Хреново
Но выполнимо
В отличие от иного, которое кажется мнимо.
Бесконечное выяснение отношений
Работа, не предполагающая повышений
Родители, не подумавшие о благополучии
                                           многочисленного потомства
В девяностые
Когда это было относительно просто
Долгая зима, не обещающее отдыха лето —
Всё это не то, о чём должен думать джедай с Лопатою
Света
В эти размышляет часы он о чём — неизвестно это.

Благословен, кто может каждый день заканчивать дело
Это награда для Зрячего, не видящего Предела
Не спрашивайте, почему он снег убирает почти
                                                                   бесплатно, —
Это и так понятно,
Он убирает снег, чтобы снег был убран
Не важно, что он увидит утром
Главное — что он созерцает вечером перед тем,
                                                                    как идти домой
И почивать во дни Шестой и Седьмой.

 

 

 

 

 

©
Анна Русс — поэт, музыкант, лауреат премий «Звёздный билет», «Дебют», «Триумф», неоднократный победитель Всероссийского Слэма, участник международной книжной ярмарки во Франкфурте, программы «Открытый мир» (США), Венецианского Биеннале искусств, автор книг «Марежь» (изд. Арго-Риск, 2006), «Теперь все изменится» (изд. LiveBook, 2018), «Sторис» (изд. ЭКСМО-пресс, 2020).

Если мы что-то не увидели, пожалуйста, покажите нам ошибку, выделив ее в тексте и нажав Ctrl+Enter.