Татьяна Некрасова ‖ Сезонное

 

***

празднуй, цикада, гаснущий пышный август!
скоро сухой одуванчик пойдёт на закусь —
как тут с весны всё съехало в сикось-накось,
так и лежит, даже затишье в тягость.

но есть у нас яблоки наливные, тугие груши,
орехи в меду, мятые листья в лужах
вечно кому-то нужен боже кому ты нужен
между собой и собой разница говорю же

хуже всего, когда ненадолго лучше,
а после тихо — да так, что гаснет любая радость,
ничем её не нарушить,
и тут —
тишина как лакмус расцвечена звуком —
празднуй, цикада, гаснущий пыльный август!

 

***

времечко бежало бежало выбежало и вот
нет больше времени есть голова живот
что-то ещё но что оно и зачем
да что со мной вообще

бежала бежала выбежала и вот
катилось красное летичко а стало не до него
махнула хвостиком скатилось упало крак
и не собрать никак

этот денёк вспоминать на будущее река тенёк
этот денёк приложить к сердцу когда рванёт
может быть и удержит и ублажит
а этот денёк камнем на дне лежит

белый как поминальный их у меня полно
я же поверху поверху
волна за волной

 

***

оно уже не давит — ну, прижмёт,
пригнёт, придержит, ласково отпустит —
не жёсткий свет, а тёмный дикий мёд
приличных расставанию напутствий:

прости прощай не стоит суеты
мы встретимся ещё и не однажды
всё в мире воз-вращается и ты
вернёшься на другом витке бесстрашно

оно уже не давит, утешать
не пробует, не требует литаний,
и лиственная добрая душа
желтеет, пунцовеет, облетает

 

***

опять во сне гудит под веками
наружу вырваться желая
такая горькая и светлая
что будто бы и не живая

сияет осень как на выданье
любыми красками богата
и все цыплята пересчитаны
и позолота на заплатах

плывут в тумане тени тусклые
вот по руке хлестнула ветка
и в грудь ударило отсутствие
давно чужого человека

вокруг спокойно и обыденно
течёт звучит листва рябая
и плачешь словно бы обидели
и осень всё же наступает

 

***

тут ещё ничего, а на холме сдувает —
первый холодный день, и каштаны градом.
как-то особенно ясно: душа живая;
хрупкая жизнь бесконечна;
смерть, безупречна, рядом.

тут ещё ничего, но ветер, ещё недавно
ласковый, жаркий, сухой,
в грудь ледяной ладонью
резко толкнул, грудь распахнул, как ставни —
теперь там гулко, светло, ярко, потусторонне.

так ещё ничего, и каштаны звонко,
яблоки глухо, айва бесконечно долго
падают, сыплются, бьются о барабанные перепонки,
и вот уже тыгыдым, тыдым, ту-ту —
и волчок улыбается с верхней полки.

 

***

низко-низко серая картонка
неба над гудящей головой
подмокает рвётся там где тонко
стынет жёсткой тряпкой половой

руки леденеют охватить бы
сбитых листьев мокрые клочки
словно от знакомства до женитьбы
ничего и не было почти

словно никогда и не любили
не срывались листьями впотьмах
проливая слёзы крокодильи
сквозь картонки сердца и ума

 

***

ноябрь и всё бесповоротно
беспамятно и налегке
едва просохшие полотна
составлены на чердаке

и можно лечь а можно выйти
всё будет ладно и не зря
шуршать цветной листвой событий
нездешнего календаря

благодарить кивать прощаться
и более не возникать
что ж оттереть от краски пальцы
не получается никак

 

***

делай медленно, делай красиво,
делай так, чтоб иначе нельзя —
и тогда что угодно по силам,
правда-правда, но правда не вся.

делай так, чтобы горько и стыдно
от того, что никто никогда,
а ты край приподнял очевидный —
те же воздух, земля и вода

только камень распахнут как небо
только лист надо всем распростёрт
и господний раскинутый невод
бьётся током вот чёрт вот же чёрт

 

***

избавь меня, боже, от ласки скупой,
пустой благодарности с рваной губой,
предательской хватки железной,
от голода и от болезни.

пусть прочее будет — и холод, и страх,
и солнечный жар в подпалённых холмах,
сомненья, метанья, и тени,
и пот ледяной пробуждений.

а после окажется: свет и любовь —
есть всё, что сейчас происходит с тобой,
и каждый любительский вечер
профессионально засвечен.

 

 

 

©
Татьяна Олеговна Некрасова, Кишинёв, Молдова. Публикации: Арион, Литературная газета, Москва, Идiотъ, Веси, Белый ворон, Зарубежные задворки, Зарубежные записки, Новая реальность, Этажи, Европейская словесность, Южное сияние, Соты, Каштановый дом, Северная Аврора, Влтава, Русское поле, Русское слово, Книголюб, Финбан, Фабрика литературы. «Заблудившийся трамвай»-2013 — шорт-лист. Книга стихотворений «Трудовая книжка» (2016 г., издательство «Метромпаш», Кишинёв).

 

Если мы что-то не увидели, пожалуйста, покажите нам ошибку, выделив ее в тексте и нажав Ctrl+Enter.