О «Хвое» Джен

Это как хорошо тёплый крепкий чай пить вприкуску с холодной минеральной газированной водой. Вкус чая вяжет немного от крепости заварки, но он знаком и даже близок, и тут же врывается резкая неожиданная свежесть минералки, вмешивая холодный глоток в согретый, обвитый чаинками рот и колкими пузырьками расталкивает привычные ощущения, а рецепторы теряются в определении и классификации. Что-то необычное. Что-то своё.

Это о стихах Евгении Джен Барановой. В данный момент о подборке «Хвоя» в журнале «Дети Ра» (№ 12 (170), 2018). Да, хвойный органический, оригинальный привкус в стихах существует. Образная органика соединяет реальность с паранормальной околореальностью. Тонковолокнистая струится материя не вымысла, а домысливания жизни. Той жизни, которая после и до событий, влекущих за собой смысл, — порой протестный и дарующий разъятие рук, иногда обнадёживающий, а когда и созерцательный, успокоительно-рассудительный, — проживания, превратима во что угодно, только не в то, чем была. Почерк Джен Барановой узнаваем: пластика вещей по Дали, психологическая нюансность по Серову. Обживание даже непознанного — особенность любви автора к природе вокруг. А человек ещё какая природа:

Одуванчик равен воздуху,
раме, маме, Миле, мне.

 

***

Время уходит.
Время.
Время всегда уходит.
Девочками на пляже
просит не провожать.
Путается в тельняшке тканевый пароходик.
Падает на лужайку чистый чужой пиджак.
Дети кремлевских спален слушают пианино.
Радионяня Сталин ловит остывший дым.
Время летит над всеми набережной недлинной.
Время летит над нами Чкаловым молодым.
Фабрика-комсомолка не выключает примус.
Главная рыба рыщет, маленькая клюет.
Скоро шальную шею у головы отнимут.
Синий платочек треплет радуга-самолет.

 

 

Если мы что-то не увидели, пожалуйста, покажите нам ошибку, выделив ее в тексте и нажав Ctrl+Enter.