Захар Прилепин. «Некоторые не попадут в ад»

Почти год назад писала об этой книге, кратко и, наверно, где-то экзальтированно. Теперь «Некоторые не попадут в ад» Захара Прилепина была в лонге-листе Нацбеста-2019, и вновь разговоры, мнения, трактовки. Шум сохраняется.

Как бы хорошо, мимоходом о Донбассе проговорят. Но я как жительница приграничной территории предпочла бы другие поводы для упоминаний моего родного края, потому что неизбежно будут грубые унификации и спекуляции:

«Вы, конечно, помните, как в 14 году вся страна вместо домдва смаковала на ютубе ролики отряда Моторолы, где воины-освободители, весело гыгыкая, стреляли в укропов. На Донбассе можно было и на других посмотреть, и себя показать»

[или]

«Он не допустит, чтобы тюленики гибли от переедания пластиком, чтобы Путин сидел в Кремле, чтобы глобальное потепление теплело, чтобы бабы носили короткие юбки, чтобы арабы бродили по Норвегии, чтобы бандеровцы заставляли восточных украинцев размовляты на мове. Шесть лет длится гуманитарная катастрофа. Зато Восточная Украина говорит по-русски, а курс гривны упал. Как и цены на нефть, курс рубля, пассажирские самолеты и многое другое. Зато новости стали интересными. Не как в те времена, когда единственным значимым событием было появление акулы на египетском курорте».

Я уважаю чужое мнение, особенно если у человека кровь в каком-то соотношении украинская и он много знает, пишет и критикует. У меня тоже есть и кровь, и кое-какие знания. Елена Одинокова спараллелила книгу Прилепина с «Форпостом» Ольги Алленовой о бесланской трагедии. И это выход для критика — двоих одной рецензией, — но для книг это стрёмное сравнение.

Войну сравнивать надо с войной. А книгу Прилепина — с его же книгами.

Предисловие автора № 1.

«Книга эссе «Terra Tartarara» сложилась неожиданно и странно.

Однажды, ну вот буквально на днях, я понял, что связка бурных и лохматых текстов, написанных в последние времена (и, как правило, на коленке, в режиме перманентного цейтнота), оказалась подчинена собственной внутренней логике — и все эти тексты едины. Несмотря на то что в одном речь идет о политике, в другом — о литературе, в пятом — об истории, в седьмом — о любви, в девятом — о путешествиях по миру, а в тринадцатом черт знает о чем».

Предисловие автора № 2.

«И мысли не было сочинять эту книжку.

Сорок раз себе пообещал: пусть всё отстоится, отлежится – что запомнится и не потеряется, то и будет самым главным.

Сам себя обманул.

Книжка сама рассказалась, едва перо обмакнул в чернильницу».

Вторая цитата из «Не все попадут в ад».

Разве не похожи? Похожи, автор один и себе верен.

Как и верен в романах о войне. «Патологии» вышли в 2005 году. В той книге о Чеченской войне рассказывает молодой и нормальный, что значит, испытывающий и боль, и страх, и смелость, и дурость… солдат. Через 14 лет появились «Не все…» Солдат стал старше, выше по званию, изменилось местоположение войны. Не поменялось её отображение через героев, которые по всем делам должны попасть в ад, но не попадут. Потому что есть хуже них.

«Вот, скажем, Монах, — не курит, не шутит, он сидит на кровати, бессмысленно копошится в своем рюкзаке.  Лицо его покрыто следами юношеской угревой сыпи. Он раздражает многих, почти всех. За безрадостный душевный настрой Язва называет его «потоскуха», — от слова тоска. Кроме того, у Монаха всё валится из рук, — то ложку он уронит, то тарелку, — что дало основание Язве называть его «ранимая потоскуха». Утром Монах, спускаясь по лестнице, упал сам, и Язва тут же окрестил его «падучей потоскухой».

…………………………………………………………….(«Патологии»)

«Сила была в нём огромная; в батальоне, из двухсот восьмидесяти человек, он за соперников считал одного-двух; на остальных смотрел, как взрослые смотрят на детей лет десяти: всегда можно за ухо взять, ухо скрутить. «Бык побежал однажды, цепь вокруг ноги закрутилась… Сто метров по траве на спине. Волшебно». Так и сказал: «Волшебно». Другой бы малоцензурным словом определил ощущения, но Граф ругался мало».

……………………………………………….(«Не все попадут в ад»)

Наблюдается сходство? Да, стиль не провоюешь. Только о себе Прилепин пишет всё с большим скрипом. Война не возвращает молодость. Обычно она всё отнимает. И пользоваться ею для обострения чувств всё сложней. От совести никто не уходит. Не все, правда, идут с ней в ногу.

 

 

 

Если мы что-то не увидели, пожалуйста, покажите нам ошибку, выделив ее в тексте и нажав Ctrl+Enter.