Индия Сергея Соловьёва

В новомирской подборке Сергея Соловьёва «Просыпайся, Брахма» (НМ, № 10/2020) контрапунктом сработало стихотворение «Связь».
Я давно читаю индийскую прозу Соловьёва в фейсбуке, его фотографии, которые тоже читаются, как психологические характерные эпизоды, портреты. И не важно животное или человек рассказан. В прозе я привыкла уже к языку Соловьёва, каждый раз в уме отмечая, как подходит автору его фамилия, подтверждающая соловьино-неистощимую в эпитето-метафорическом разнообразии речь.

В стихах подборки изобилие языка немного управляемей, видимо, разбивка «в столбик» помогает вовремя вдыхать и подхватывать нужную паузу, чтобы не захлебываться, как при постоянном ветре в лицо. Стихи про Индию кажутся обработанными алмазами путеводных заметок. Что-то отсечено за излишней разговорной щедростью, что-то отточено до пикассовской грани поэтического зрения:

Индия это лангур
с лицом из сгоревшей бумаги
и лампадками глаз,
сидящий недвижно на ветке,
медитируя на заходящее солнце.
Хануман.

И вдруг «Связь». Стихотворение предпоследнее в подборке, погранично реалистичное и жесткое:
<…>
Где крестьяне, отрезанные от леса, глядят на него сквозь колючую проволоку заповедников,
а последние хуторки местных племён лесники выкуривают из джунглей обещаньями субсидий и компенсаций, и тех, кто сопротивляется, изводят побоями или
выхватывают женщин и вливают бензин между ног. Не всюду, не всех,
но, собственно, и не много осталось.

Сергей Соловьёв воспевает красоту Индии в каждом посте и видео. А в этом стихотворении его Индия совсем другая. Она ли та райская земля, где «ветви уходят и в небо, и в землю, и в стороны света и тьмы«? Устрашающая она на самом деле. И первозданностью природы, и дикостью. Потому что в людях дикость реализуется жестокостью. Дремучесть не про джунгли — они прозрачны, — про общество. Люди-люди, что же вы наделали… А в Индии: боги-боги, что бы нам не сделали… Поэту зло и горько. Язык информации безличен, лишен музыки. Уродливый общественно-колониальный быт Соловьёв описал публицистично, для него поэзии в жестокости нет. Потому и факты, на контрасте чтобы из облюбованного мира вываливался человеческий дикарь. Вышел и дверь закрыл.
Но там нет других. Иных же единицы. И двери опоясывающей нет.
Смирение прогрызает дыры в страсти.

О Индия, жена моя… Лежать
спиной к спине, глядеть,
как солнце ручку золотит.
И ту, что движет, не узнать
и не унять, ромалэ…

Брахму надо будить.

 

 

 

Если мы что-то не увидели, пожалуйста, покажите нам ошибку, выделив ее в тексте и нажав Ctrl+Enter.