Елена Пестерева. «В мелких подробностях»

Книга Елены Пестеревой «В мелких подробностях»* долго подходила ко мне. По страничке-двум, трём, потом двадцать залпом, как капли Зеленина на ночь. Вторая часть «Звук и август» после первой по-женски мандельштамовской «камень tristia бумага» — столько там пучков, нервов, смыслов, в разные стороны торчат и рвутся, хоть больше верлибры там: или именно по их воле все эти песни, как калёные прокофьевские «Мимолётности»? — растопленней будто. Обращение неизменно устанавливающее личность, вроде того, как ребёнок, только десять раз повторив «мама», задаёт вопрос. И может, не слушая ответ, убежать по своим делам. И его не обеспокоит раздражённое «ну что мам-мам! говори уже». Он проговорит шифр столько раз, сколько нужно. Возможно, он включается в реальность, убеждается в её существовании в текущий момент с этим человеком. Назвать — создать его для себя. Пестерева так же всех называет. У неё все ейные люди названы: именами, поступками, говорением…
Тут не надо о сочетаниях и правилах, она лучше других знает каноны, правописи, святцы. Её любимые люди иногда помнят, что чувства к ним предназначаются и для неё самой, иного не ждут.
«В мелких подробностях» написана очень жизнелюбивым нервом, горчащим ореховым маслом и чистой солью. Стихи — перевалочный пункт любви и усталости. Усталости бессменного часового, а не утомлённого трубочиста.

Pieris brassicae

Две недели переждать — и тебя отпустит,
Две недели пережить — и пройдёт само,
Это давняя война за ряды капусты
Человека с червяком, гусеничкой злой.

Не писать, не говорить, не читать, не думать,
Если память не кормить — тут неглубоко.
Две недели — пустяки, и — как ветром сдует,
И отшутится цветной лёгкой шелухой.

Так ведёшь свою войну скорлупой яичной,
Пестицидами, золой, мыльным порошком,
Но капустница летит из дырявых листьев
Бледным символом любви, маленьким божком.

«Не измениться. Нельзя. Принять» — такой подтекстный сингл крутился в голове пока я читала книгу. Менять порядок слов запрещено. Подсознательно, конечно. Я смогла выхватить их наружу лишь на последних строчках:

кое-как пережили
девочки победили.

Да, вместе сила не так колется. В месте, где ждёт сила, всегда хочется тепла и покоя. Но она, зараза, всегда ломает в помещении климат-контроль. Приходится акклиматизацию проходить после каждого визита к минотаврихе. Чем хуже, тем лучше. (Меня когда-то усиливали, просвещая, что раз болит, значит — живое.) А с живым можно жить.

И в горе, и в радости с поэзии пить до́лжно.
Лицом она и румяна, и бела. Век тебе верна.

И весть передана.

 

 

_______________

* Е. Пестерева. В мелких подробностях / Елена Пестерева.— М.: Воймега, 2018.

Если мы что-то не увидели, пожалуйста, покажите нам ошибку, выделив ее в тексте и нажав Ctrl+Enter.